Американские аналитики «Stratfor» определили зоны риска российского влияния в Европе

Примечание редактора

По мере того, как в последние годы нарастает напряженность между Россией и Западом, Москва все чаще направляет свои ресурсы в русло гибридной войны, чтобы завоевать и удерживать позиции в противостоянии за власть и влияние. Это третья статья серии из пяти частей, в которой исследуются геополитический контекст, цели и инструменты этой стратегии, а также шаги, предпринимаемые противниками России против нее.

Тень большей силы возвышает страну над ее соседями. Но это не значит, что остальные страны тоже не ощущают её присутствия. Все народы по периферии Европы — прибалты, жители Балкан, Центральной и Южной Европы остро осознают эту реальность. На окраинах от континентального центра эти государства уже «созрели»для манипуляций, поскольку Россия стремится раздувать конфликты внутри ЕС и НАТО, в частности, по таким вопросам, как санкции и военные объекты.




 

Стратегия Гибридной Войны России
Инструменты РоссииГруппы стран 1-го Уровня
Группы стран 2-го Уровня
Группы стран 3-го Уровня

В отличие от государств на собственном заднем дворе России, европейская периферия может не опасаться обычных военных. Русское вторжение в регион маловероятно, поскольку государства внутри него — либо члены НАТО (страны Прибалтики), либо достаточно далеко от России (на Балканах), либо и то и другое (Центральная и Южная Европа).

Однако войска — это не единственный инструмент в арсенале Москвы. И некоторые тактики гибридной войны, в том числе политические манипуляции, карательные энергетические и экономические меры, кибератаки, подрывные, пропагандистские, дезинформационные кампании, представляют особую угрозу для стран восточной Европы.

Прибалтика: ведение войны мировоззрений

Среди государств во втором эшелоне гибридных боевых целей России, Прибалтика оказалась наиболее уязвимой для методов Москвы. Это объясняется, в частности, их многочисленными этническими русскими общинами, на которые приходится 24 % населения Эстонии, 27% — Латвии и 6% населения Литвы.

Политические партии, которые обслуживают эти сегменты общества, добились значительных результатов на парламентских выборах своих стран, предоставив Москве определенный уровень влияния на их правительства в этом процессе.

Тем не менее, Кремль был ограничен использованием лишь пророссийских партий за пределами этнических русских общин. В сочетании с поддержкой населением членства в ЕС и НАТО в регионе, для Москвы стало затруднительно влиять на Балтийские страны с запада или разжигать широкомасштабные беспорядки, как это было на востоке Украины.

Вместо этого Кремль прибегнул к другим средствам, например, к сокращению экспорта энергии. В 2006 году Россия прекратила поставки нефти в Литву и поставила странам Прибалтики самые высокие цены в Европе на природный газ. Восемь лет спустя Москва наложила ограничения на импорт сельскохозяйственной продукции, отправленной из стран Прибалтики, в ответ на поддержку региона в отношении санкций ЕС против России за ее роль в украинском конфликте.

Наряду с этими экономическими мерами Кремль вел агрессивную кибер-информационную войну против стран Балтии. В 2007 году российские «хактивисты» начали массовые кибератаки против банков, министерств и парламента Эстонии. Надеясь также дискредитировать НАТО, Москва распространила в феврале ложный отчет о том, что немецкие солдаты, дислоцированные в Литве, изнасиловали девочку-подростка.

В тоже самое время, русскоязычный новостной сайт Vesti.lv утверждал, что Канадские войска укомплектованы гомосексуалистами и что его контингенту, размещенному в Латвии, нельзя доверять. В таких историях Россия стремится подорвать доверие балтийских народов к западному альянсу, поскольку Москва наращивает военное присутствие на своих границах.

Центральная и Южная Европа: разделение континента пополам

Страны Центральной и Южной Европы не располагают значительными этническими русскими общинами, как в странах Балтии, поэтому Москве тяжелее оказывать на них влияние. Но в тоже самое время, их дистанцированность от России дает Москве определенные возможности для политического маневра и влияния на них.

Большинство стран Центральной и Южной Европы в значительной степени зависят от российской энергетики и не имеют территориальных споров с Россией, что подавляло любые опасения по поводу открытого вторжения войск Кремля.

За исключением Польши (граничащей с Калининградским анклавом) и Румынии (которая конкурирует с Россией за влияние в Молдове), страны Центральной и Южной Европы, как правило, придерживаются прагматической позиции в отношении связей с Москвой.

Москва, в свою очередь, попыталась использовать практические нужды этих государств, чтобы вбить клин между членами ЕС по ряду вопросов, в том числе по вопросам санкций Блока против России.

Кремль использует обещание построить такие трубопроводы, как «Южный поток» и «Северный поток II», которые проходят через Европу, чтобы показать, что у него все еще есть союзники на континенте, добавив поддержку, которую он уже получил от дружественных правительств в Венгрии, Греции и Италии, которые призывали к снятию санкций против России. Однако эти призывы остались без ответа, потому что Соединенные Штаты и Германия продолжают оказывать давление на Блок, чтобы сохранить единый фронт против России.

Но с каждым разом это становится делать все тяжелее, поскольку Москва поддерживает интересы евроскептиков и крайне правых организаций в Центральной и Южной Европе. Партии, включая «Движение 5 звезд» в Италии, партию «За лучшую Венгрию» в Венгрии и партии «Перемен» в Польше, регулярно оспаривают статус-кво, когда речь заходит о западных институтах, и Россия охотно поощряет их поведение, независимо от того, приходят ли они к власти или нет.

Между тем, Москва продолжает запускать кибератаки против недружественных, по ее мнению, правительств в регионе, — недавнее нападение на МИД Польши.

Кроме того, десятки российских изданий опубликовали пропагандистскую точку зрения, обвиняющую Соединенные Штаты в сирийской гражданской войне и европейском кризисе беженцев.

Балканы: метод кнута и пряника

Балканы оцениваются Россией как хорошая возможность расширить расколы на Западе. В некоторых странах Москва применяет более дружественный подход, предоставляя льготы, экономическую помощь и энергетические скидки более дружественным государствам, таким как Сербия.

Москва даже установила более тесное военное сотрудничество с Белградом, поставляя оружие и создав совместный «гуманитарный центр», который многие считают форпостом для российских шпионов.

Кремль планирует построить аналогичный центр в Боснии и Сербской Республике.

Взаимоотношения России с ЕС и членами НАТО на Балканах — или со странами, которые в перспективе когда-нибудь станут их членами, — не всегда являются дружественными.

Например, до того, как в прошлом году Черногория завершила свое вхождение в НАТО, Россия планировала и поддерживала попытку государственного переворота против правительства в Подгорице — последнюю надежду заблокировать интеграционный процесс.

Москва также молчаливо поддерживала антиалбанские движения в Македонии, еще одной претендентке на вступление в НАТО — и распространила слухи, призванные углубить подозрения в намерениях членов НАТО внутри и вне альянса.

Продолжение следует…

Перевод статьи специально для Ideologs.com: Stratfor.