Владимир Зеленский стал первым президентом Украины, кому удалось получить в Верховной раде однопартийное пропрезидентское большинство, причем уверенное, с запасом в несколько десятков депутатских голосов. Казалось, такое преимущество должно избавить нового президента от постоянных политических кризисов, донимавших его предшественников, и обеспечить быстрое и легкое одобрение любых реформ.

Однако вопреки опасениям, что украинский парламент может повторить судьбу российского и перестать быть местом для дискуссий, однопартийный монолит «Слуги народа» стал быстро давать трещины. Спустя всего полгода после триумфа на парламентских выборах Зеленскому приходится идти на все новые ухищрения, чтобы обеспечить своим инициативам достаточную поддержку в собственной партии.

Кто такие «слуги народа»

По итогам выборов партия «Слуга народа» провела в Раду 124 депутата по партийному списку и еще 130 – по мажоритарным округам. Это позволило ей в одиночку формировать правительство (по закону необходимо 226 голосов из 450), не нуждаясь в партнерах по коалиции.

Партия-победительница стала совершенно новой политической силой, которую сформировали за несколько недель, сделав ставку на тотальное обновление и омоложение парламента. Средний возраст во фракции «Слуги народа» -–37 лет, самому молодому депутату 23 года.

Значительная часть новых парламентариев не имела политического опыта и пришла в Верховную раду из малого и среднего бизнеса или из гражданских активистов. Одним из символов смены элит стала победа в мажоритарном округе в Запорожье кандидата от «Слуги народа», свадебного фотографа Сергея Штепы над местным магнатом и многолетним нардепом Вячеславом Богуслаевым (впрочем, по слухам, Штепа теперь лоббирует интересы завода «Мотор Сич», контролируемого Богуслаевым).

Однако столь резкое обновление депутатского корпуса снизило уровень его компетентности. Комитет избирателей Украины отметил низкое юридическое качество вносимых в парламент законопроектов при резком росте их количества. «В среднем более половины документов получают негативные отзывы главного научно-экспертного управления Верховной рады», – говорится в его отчете.

Еще одна специфика работы однопартийного большинства – быстрый темп принятия решений, «турборежим», как его называют в украинской прессе. Тут тон задает сам президент: на первых заседаниях с его участием было видно, что Зеленского раздражают неспешные парламентские процедуры.

Новая команда торопится выполнять свои предвыборные обещания, но это повышает риск принятия непродуманных решений. Стиль работы «слуг народа» уже сравнивают с российской Госдумой, бездумно одобряющей спускаемые сверху инициативы.

Победа «Слуги народа» стала интегрирующим фактором для страны: в отличие от парламентов прошлых лет, где партии имели географическую привязку (национал-демократы – к западным областям, регионалы и коммунисты – к юго-восточным), новая правящая партия представляет все регионы. Однако это повышает разнородность фракции – в ее составе есть и люди откровенно пророссийских взглядов, и национал-патриоты, и еврооптимисты.

Для того чтобы контролировать разношерстную среду «слуг народа» и препятствовать созданию неформальных лобби, фракцию разбили на группы по 15 депутатов (путем жеребьевки), приставив к каждой одного заместителя главы фракции. Глава фракции Давид Арахамия проводит регулярные заседания для согласования единой позиции фракции. Большое влияние на этот процесс также оказывает Дмитрий Разумков, который формально вышел из «Слуги народа» после того, как стал спикером Рады, но на деле остался идеологом фракции.

Однако ключевым фактором, удерживающим «слуг» вместе, является прежде всего личность Зеленского: депутаты из правящей партии могут критиковать правительство или администрацию, но не позволяют себе переходить красную черту в отношении президента.

Подводные течения

Несмотря на все меры по сплочению фракции, единодушие в рядах «слуг народа» продлилось недолго. Начиная с октября 2019-го среди них все чаще не удается собрать большинство при голосовании: часть законов отправляют на доработку из-за сопротивления внутри фракции. Прежде всего это касается законов, которые ущемляют интересы самих законодателей – так, был провален закон о прослушке депутатов без санкции суда и отправлен на доработку закон об императивном мандате, предусматривавший отзыв депутата в случае выхода из фракции.

Стройность рядов нарушают различные внутренние группы влияния. Самую сильную из них связывают с олигархом Игорем Коломойским как наиболее близким к новой власти. Число депутатов, связанных с олигархом в рядах правящей партии, оценивают по-разному: от нескольких человек до 30–40 штыков.

Сам Коломойский, в свойственной ему манере, любит подчеркивать (или преувеличивать) свое влияние на новую власть, например, называя главу фракции «Слуг народа» Давида Арахамию своим «ближайшим товарищем». Сам Арахамия утверждает, что видел Коломойского один раз в жизни.

К лоббистам Коломойского в Верховной раде относят депутата Александра Дубинского (бывшего журналиста канала «1+1», принадлежащего олигарху), топ-менеджера того же медиахолдинга Александра Ткаченко, координирующих группу мажоритарщиков от столицы и Киевской области.

В группу влияния Коломойского записывают и главу налогового комитета Даниила Гетманцева. Связь последнего с интересами олигарха прослеживалась во время принятия поправок к налоговому законодательству, ударивших по интересам конкурентов Коломойского в металлургии.

Однако в последнее время влияние Коломойского на депутатский корпус скорее снижается. Виной тому невоздержанность самого олигарха, который все чаще конфликтует с президентом и раздает эпатажные интервью западной прессе. Он превращается в токсичную фигуру, слишком настойчиво требуя выбрать между лояльностью бывшему работодателю (то есть ему) или президенту. «Украинская правда» сообщает, что бывший топ-менеджер Коломойского Ткаченко отдаляется от своего патрона и пытается вести свою игру – у него есть амбиции занять пост киевского мэра.

Помимо неформальной группы Коломойского, внутри «Слуги народа» существуют и другие, менее известные лоббистские группировки. Журнал «Новое время» пишет про неформальную группу черновицкого бизнесмена Ильи Павлюка, объединявшую мажоритарщиков из западноукраинских областей: «На каком-то этапе павлюковцы начали дрейфовать в сторону интересов миллиардера Рината Ахметова. Но затем якобы у них случился жесткий разговор с Зеленским, после чего эти депутаты прекратили заниматься самодеятельностью».

Появление подобных землячеств внутри фракции неизбежно. Многие из депутатов-мажоритарщиков, прошедшие в Раду под брендом «Зе-команды», уже ощутили вкус к политике и начинают размышлять о собственном политическом будущем, а единодушное голосование за непопулярные законы – плохое подспорье для работы в родном округе.

Особенно ярко это проявилось во время голосования за отмену моратория на торговлю землей – решения, принципиального для президента, но не пользующегося популярностью в стране. Закон был принят в первом чтении, но против него проголосовали трое «слуг народа», еще 16 предпочли воздержаться, большинство из них депутаты-мажоритарщики.

Закручивая гайки

В условиях плавающего рейтинга президента (опрос КМИС показал, что в ноябре он упал до 52%, но вырос до 62% к концу года) Зеленский пытается навести порядок в партийных рядах. В декабре из фракции исключили сразу трех депутатов, которых уличили либо в политической нелояльности, либо в сокрытии неблаговидного прошлого (один из изгнанников был судим за изнасилование).

Предпринимаются и другие меры для укрепления рядов. Новый избирательный кодекс, принятый Верховной радой в декабре 2019 года, повышает роль партий в целом и правящей «Слуги народа» в частности: выборы теперь будут проводиться только по пропорциональной системе, без мажоритарных округов, хотя для регионов предусмотрены открытые списки, где голосовать можно будет не только за партию, но и за ее конкретного кандидата. Также введены новые ограничения против кнопкодавства – голосования за отсутствующих на заседаниях депутатов.

Однако Зеленский все равно недоволен слишком слабой дисциплиной в своей партии. Во время встречи с избирателями он даже заявил, что «пора менять и этих». Отчасти это была шутка, но скандалов со «слугами народа» действительно накапливается все больше.

Глава Комитета по международным делам Богдан Яременко был вынужден уйти в отставку после публикации фото его переписки с проститутками в сессионном зале. Еще несколько депутатов стали жертвами пранкера Джокера, которому они жаловались на нездоровую атмосферу во фракции и делились сведениями о депутатских зарплатах в конвертах.

Пока эти скандалы выглядят относительно невинно по сравнению с вакханалией коррупции прошлых созывов и говорят скорее о синдроме людей с улицы, внезапно оказавшихся во власти, и недоброжелательно-пристальном внимании СМИ к пропрезидентской партии. Но для Зеленского ставки слишком высоки.

Народ плохо знает своих «слуг»: команда Зе оказалась на редкость безликой, и общественное доверие к ней держится исключительно на харизме самого Зеленского. Создавая систему, замкнутую на личную популярность, он не может не понимать, что недовольство его соратниками будет отражаться на его личном рейтинге.

Став президентом, Зеленский распустил парламент, чтобы перезагрузить систему и ликвидировать «олигархический клуб по интересам». Однако, получив сказочный результат на выборах, воспользовался им для того, чтобы превратить Верховную раду в машину для голосования. Теперь эта машина начинает давать сбои – депутаты отказываются быть безропотными винтиками, пусть и ради благого дела переустройства страны.

Константин Скоркин, Карнеги