Про китайскую инициативу «Пояс и Путь» уже несколько лет говорит весь мир. Кто-то хвалит Пекин за готовность объединить Евразию с помощью инвестиций в инфраструктуру. Кто-то критикует, считая китайские проекты долговой ловушкой для других стран и способом расширить сферу геополитического влияния Китая.

Куда меньше внимания достается похожей инициативе Японии – «Свободное и открытое видение Индо-Тихоокеанского региона», – с помощью которой Токио пытается предложить собственную альтернативу китайскому «Поясу и Пути». По масштабам она сильно уступает китайцам, но все равно японцам есть что предложить не только другим странам Азии, но и России.




Против Пояса, против Пути

Япония серьезно обеспокоена усилением Китая. Помимо территориального спора в Восточно-Китайском море, Токио пугает стремление Китая играть роль регионального гегемона. Отсюда очень настороженное восприятие «Пояса и Пути», который в глазах японцев выглядит как часть стратегии КНР по доминированию в Восточной Азии. Особенно сильны в Японии опасения перед растущей военно-морской мощью Китая, что может угрожать стабильности поставок природных ресурсов, от которых сильно зависит японская экономика.

Кроме того, Японию беспокоит, что в рамках «Пояса и Пути» китайские компании получают полную свободу действий на территории развивающихся стран, которые становятся недоступными для японских компаний. Это прямая угроза планам Японии по экспорту своих инфраструктурных проектов в другие страны Азии.

Чтобы сохранить влияние в регионе, Токио решил запустить собственную инициативу в противовес китайскому «Поясу и Пути». В августе 2016 года премьер-министр Японии Синдзо Абэ представил принципы японского видения «Свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона». Выступая в столице Кении Найроби, он говорил, что Япония должна содействовать сближению Тихого и Индийского океанов, Азии и Африки, должна помочь превратить эту часть мира в пространство рыночной экономики и верховенства закона, свободное от власти силы или принуждения.

Позднее эта речь легла в основу инициативы, описание которой опубликовал МИД Японии. В числе ее главных целей: 1) поддержание верховенства закона, включая свободу судоходства; 2) содействие экономическому росту в регионе с помощью инвестиций в «высококачественную инфраструктуру», включая порты, железные дороги, шоссе, а также в проекты в сфере энергетики и информационных технологий; 3) поддержка мира и стабильности с помощью наращивания потенциала государств региона в области безопасности на море, предоставления гуманитарной помощи и содействия при стихийных бедствиях.

Конкуренция по качеству

Китайский «Пояс и Путь» включает в себя огромное количество проектов, но в Азии все равно сохраняется спрос на инвестиции в инфраструктуру. Согласно отчету Азиатского банка развития, развивающимся странам Азиатско-Тихоокеанского региона для поддержания текущего уровня экономического роста ежегодно необходимо инвестировать в инфраструктуру около $1,7 трлн. То есть места хватит и для китайской, и для японской инициативы. Другие страны Азии будут только рады их конкуренции, надеясь, что это поможет им выторговать более выгодные условия.

По объему инвестиций японское «Видение» пока заметно отстает от китайского «Пояса и Пути». Китай уже потратил более $200 млрд на свои проекты. По прогнозам Morgan Stanley, к 2027 году эти расходы достигнут $1,3 трлн. Япония вложила в проекты «Видения» всего $1,8 млрд.

Япония осознает ограниченность своих ресурсов и не намерена бросать прямой вызов «Поясу и Пути». Вместо этого японское правительство делает акцент на качество проектов, а также на более привлекательной идеологической составляющей своей инициативы.

Уже само название «Свободное и открытое видение Индо-Тихоокеанского региона» подчеркивает важность «свободы» и «открытости». Токио надеется, что правительства потенциальных стран-участниц оценят, насколько такой подход привлекательнее, чем непрозрачные и жесткие действия Китая.

По той же причине японцы постоянно говорят о «качественной инфраструктуре», намекая, что у китайских проектов с качеством не все гладко. Японии даже удалось включить формулировку «инвестиции в качественную инфраструктуру» в итоговую декларацию саммита G20 в Осаке.

Насколько против?

Япония намерена компенсировать сравнительную ограниченность своих ресурсов с помощью интеграции «Видения» с похожими инициативами других стран. Абэ уже удалось убедить США начать использовать фразу «Свободный и открытый Индо-Тихоокеанский регион» в своих официальных заявлениях. Япония также тесно сотрудничает с Индией, Австралией и другими государствами, надеясь, что их объединенные усилия смогут стать реальной альтернативой для «Пояса и Пути».

Однако, несмотря на все усилия японского правительства, проблем у «Видения» хватает. Во-первых, среди азиатских правительств немало авторитарных режимов, и им вряд ли понравится акцент на «свободе» и «открытости». Скорее они воспримут это как попытку навязать им демократические ценности.

Во-вторых, велик риск, что объединение японского «Видения» с похожими инициативами других стран приведет к путанице и разногласиям. Это заметно уже сейчас. Япония считает, что «Видение» должно включать Восточную Африку, Австралия – за то, чтобы двигаться на запад не дальше, чем Индия. Для Японии «Видение» – это инструмент экономической конкуренции с Китаем, для США – новая возможность для сотрудничества в военной сфере и сдерживания геополитического влияния Китая. В результате некоторые страны могут рассматривать «Видение» как попытку США разделить регион на про- и антикитайские блоки.

Осознавая эти трудности, Токио пытается убедить правительства региона, что «Видение» не нацелено на распространение демократии. Япония подчеркивает, что «свобода» и «открытость» относятся не к внутренней политике участвующих стран, а к развитию и либерализации международной торговли и транспорта.

Япония настаивает, что «Видение» ни против кого не направлено и не связано с формированием военных блоков. Японцы говорят, что их инициатива открыта для всех, и даже не исключают своего участия в «Поясе и Пути». В доказательство правящая Либерально-демократическая партия отправляла своего генсека Тошихиро Никаи участвовать в форуме «Пояса и Пути» в 2017 и 2019 годах. По той же причине правительство Японии заявило, что не против участия японских компаний в проектах «Пояса и Пути», если там будут соблюдаться определенные условия по открытости и прозрачности.

Россия и «Видение»

Российское правительство пока мало говорит о японском «Видении», но, похоже, относится к инициативе негативно. Когда в мае Сергей Лавров был в Токио, он раскритиковал «формирование закрытых союзов наподобие Индо-Тихоокеанских стратегий». Такая реакция понятна, но России вряд ли стоит с порога отвергать японскую инициативу. Подход Японии к вопросам региональной безопасности не идентичен подходу США, и японское «Видение» может сыграть для России позитивную роль.

Участие в «Видении» принесет экономические выгоды. Российский интерес к инициативе поможет привлечь больше японских инвестиций, особенно на Дальний Восток. Это, в свою очередь, поспособствует росту значения Владивостока как центра международной торговли и развитию Транссибирской магистрали как торгового пути между Азией и Европой.

Также российское участие в «Видении» может снизить риск того, что нынешняя позитивная динамика в отношениях Москвы и Токио не исчезнет, когда Синдзо Абэ покинет пост премьера в 2021 году. Абэ очень активно работал над улучшением отношений между странами, но его преемник вряд ли будет разделять столь необычный для японских политиков личный интерес Абэ к России. А участие России в «Видении» может создать институциональную основу для двусторонних отношений.

Конечно, самый важный экономический партнер России в Азии – это Китай, и в обозримом будущем тут мало что изменится. Но участие в «Видении» поможет диверсифицировать экономические связи России в регионе Азии и на Тихом океане.

«Видение» может принести России и геополитическую пользу. Сейчас Москва видит в японской инициативе инструмент для сохранения американского господства в регионе и сдерживания Китая. Но на деле ситуация более сложная.

Японское «Видение» – это скорее антигегемонистский проект. Его главная цель – сохранить в регионе международный порядок, который был бы основан на правилах и работал на благо всех, а не только сильнейших государств. После Второй мировой войны такой порядок лег в основу экономического процветания Японии, позволяя ей свободно торговать с другими странами без необходимости тратиться на военную мощь. Однако сейчас это положение вещей оказалось под угрозой.

Конечно, Япония считает Китай главным источником опасности, но в последние годы в Токио все более склонны видеть в действиях США угрозу для нынешней международной системы. Администрация Трампа готова открыто использовать свое превосходство, чтобы заставить более слабые страны, включая союзников, идти на уступки. Для Японии самый тревожный сигнал прозвучал в мае 2019 года, когда Трамп официально обозначил импорт автомобилей, в том числе из Японии, как угрозу национальной безопасности и предложил обложить их 25%-ными пошлинами.

Японскому правительству трудно критиковать Вашингтон, потому что Япония по-прежнему сильно зависит от США в области безопасности. Но в Токио все равно хотят найти способ убедить руководство США уважать установленные международные правила. Призывая Вашингтон поддержать принципы своего «Видения», Япония надеется таким образом сдержать склонность Трампа к односторонним действиям. В Москве тоже не хотят, чтобы Восточная Азия контролировалась только Китаем или США, поэтому России есть смысл поддержать усилия Японии по обеспечению открытости системы для всех стран.

Наконец, российские власти часто жалуются, что Япония не проводит самостоятельную политику, а только выполняет указания США. Но «Видение» – это как раз яркий пример инициативы, которую Япония разработала и продвигает самостоятельно. Если Россия действительно хочет, чтобы Япония во внешней политике действовала более активно и самостоятельно, то ей нужно поддерживать первые японские попытки вести себя более независимо.

Японское «Видение» – это действительно альтернатива китайскому «Поясу и Пути». Но это еще не означает, что оно – скрытая попытка создать в Азии военный блок под руководством США. Скорее главная цель «Видения» для Японии – укрепить международный порядок, основанный на правилах, которые бы распространялись на все страны региона и ограничивали односторонние действия и Китая, и США.

Джеймс Браун, Карнеги