Почему падают мировые фондовые рынки

Обвальное падение в пятницу и понедельник на фондовом рынке США, перекинувшееся на мировые площадки, во вторник затормозилось. На российском рынке игроки испугались не так сильно, как за рубежом. Украинские акции пострадали.

Рынки испугались

Падение в понедельник на Уолл-стрит стало самым значительным с августа 2011 г., когда рынки переживали из-за снижения кредитного рейтинга США.

Индекс S&P 500 упал на 4,1%, по итогам дня котировки выросли лишь у двух компаний.




Dow Jones потерял рекордные в своей истории 1175 пунктов, что в процентном отношении составило 4,6% (в пятницу он уже падал на 666 пунктов, или 2,5%).

Многие участники рынков стали опасаться, что из-за возрастающего инфляционного давления эпоха дешевых денег завершится гораздо быстрее, чем ожидалось.

Японский Nikkei во вторник упал на 4,7%, гонконгский Hang Seng – на 5,1%. Европейский Stoxx Europe 600 Index открылся самым значительным падением с июня 2016 г. (более 3%), когда Великобритания проголосовала за Brexit, но к 20.00 мск снижение составляло 2,3%. Американские индексы при открытии потеряли более 2%, затем полностью компенсировали падение, и пошла нервная торговля.

Год начался с ралли, и рост мирового фондового рынка стал лучшим в январе с 1987 г. Индекс развитых рынков MSCI World вырос по 1 февраля включительно на 5,2%, а развивающихся MSCI Emerging Markets – на 7,8%. Инвесторы, видя ускоряющийся синхронный рост мировой экономики, вложили в январе в фонды акций $100 млрд, что стало рекордным месячным притоком, по данным EPFR.

О царящем на фондовом рынке чрезмерном оптимизме недавно говорили финансисты на Всемирном экономическом форуме в Давосе. «Обычно, когда люди довольны и уверены, случается что-то плохое», – сказал Дэвид Рубенштейн, сооснователь фонда прямых инвестиций Carlyle Group.

Рынки могут развернуться «совершенно неожиданно» без всякой видимой причины, отметил тогда профессор Йельского университета и нобелевский лауреат Роберт Шиллер. «Люди спрашивают: что спровоцирует [коррекцию рынка]? Но спускового крючка может и не быть, сама динамика пузырей в конечном итоге приводит их к концу», – сказал он.

Россия упала несильно

Российский рынок достаточно сдержанно отреагировал на обвал американских индексов. Индекс Мосбиржи снизился на 1,7% до 2238,2 пункта, РТС – на 2,5% до 1232,7. Наш рынок находится на относительно низких уровнях по сравнению с американским и европейскими, говорит трейдер «Атона» Элбек Далимов. РТС достигал максимума в 2498 пунктов в 2008 г., к закрытию понедельника — 1272 пункта, при этом Dow Jones c 2008 г. вырос более чем в два раза до 24 513 пунктов, указывает он.

«Наш рынок давно находится в категории рынков с высокой степенью риска: за последние несколько лет он не показал такой значительный рост, как другие площадки, а потому степень его коррекции меньше», – объясняет главный экономист БКС Владимир Тихомиров. Также он преимущественно ориентируется на нефтяные цены, добавляет Тихомиров, а они, несмотря на снижение, находятся на комфортном уровне. Апрельский фьючерс на Brent к 20.00 мск подешевел на 0,7% до $67,2 за баррель, мартовский фьючерс на WTI – на 0,6% до $63,8. При этом экономика растет, идет наращивание резервов, а внешний долг достаточно низкий – с точки зрения инвесторов, Россия выглядит очень даже не плохо, заключает Тихомиров.

Не слишком значительное снижение российского рынка, вероятно, связано с его низкой ликвидностью, добавляет экономист Альфа-банка Наталия Орлова: «В российские ценные бумаги сейчас инвестирует не очень много иностранных инвесторов. Это уберегает российский рынок от значительного падения и снижает корреляцию с мировыми индексами, но, с другой стороны, это и ограничивает потенциал восстановления рынка».

Почему изменились настроения

Можно искать разные объяснения начавшегося в пятницу обвала и каждое из них по-своему рационально, указывает Йон Триси, соиздатель инвестиционного бюллетеня Fuller Treacy Money: улучшение ситуации на рынке труда США, где безработица и так чрезвычайно низка, и ускорение роста зарплат до 2,9%, что в совокупности может стимулировать ускорение инфляции и повышение процентных ставок ФРС; перекупленность рынка и его готовность к коррекции; разочаровывающие результаты Apple, которые могут указывать, что мировой рынок смартфонов близок к насыщению; взлет доходностей 10-летних казначейских облигаций США выше 2,6%; и так далее. Однако есть одно событие, которое, возможно, лучше всего объясняет падение последних дней, считает Триси: в пятницу председатель ФРС США Джанет Йеллен покинула свой пост, а в понедельник на него заступил Джером Пауэлл.

Хотя Пауэлл всячески давал понять, что продолжит проводить осторожную и максимально прозрачную политику Йеллен, «простой факт заключается в том, что мы не знаем, как кто-то будет реагировать на кризис, пока тот не случится. А у рынка, похоже, вошло в привычку проверять новых руководителей ФРС», пишет Триси.

Алан Гринспен занял этот пост в августе 1987 г., и в том же месяце ралли, в результате которого индекс S&P 500 вырос более чем вдвое за три года, остановилось. Рынок стал сползать вниз и рухнул в черный понедельник 19 октября (Dow Jones потерял за день 22,6%). Падение S&P 500 с августовского максимума до дна в октябре составило 35,94%. Гринспен снизил процентные ставки, и рынок стал быстро восстанавливаться. Бен Бернанке возглавил ФРС в феврале 2006 г., продолжает Триси. Несмотря на его известное заявление, что центробанк может «разбрасывать деньги с вертолета», а также его глубокие знания о Великой депрессии в США и потерянном десятилетии в Японии, рынок устроил ему проверку в виде падения на 2,7% сразу после инаугурации и еще на 8,1% – в мае. Йеллен, от которой, как и сегодня от Пауэлла, ждали продолжения аккуратной политики своего предшественника, начала руководить ФРС 1 января 2014 г. Рынок прекратил рост 31 декабря, две недели не знал, что ему делать, а затем быстро упал на 6,1%.

«ФРС за последние два года повысила ставки пять раз, а администрация Трампа проводит инфляционную политику, стимулируя экономику, которая уже показывает один из самых длительных периодов роста в своей истории и где осталось мало свободных мощностей. Как свидетельствует история, можно ожидать, что рынок проверит Пауэлла, и то, что мы сейчас наблюдаем, может быть началом этого процесса», – считает Триси. Он также указывает на два жестких решения ФРС, обнародованных в последние дни руководства Йеллен. Регулятор запретил третьему по величине банку страны Wells Fargo увеличивать активы, пока тот не научится хорошо работать с клиентами. Кроме того, крупнейшие банки ждет в этом году самый сложный стресс-тест, предполагающий, в частности, экономический кризис и 10%-ную безработицу.

«Таким образом, работа нового председателя ФРС начинается с неопределенности. Фондовый рынок, вероятно, достиг пика в краткосрочной и, весьма возможно, в среднесрочной перспективе», – делает вывод Триси.

Что дальше

Пока не ясно, что собой представляет ситуация на американском рынке – коррекция это или начало обвала, говорит Орлова. «Фундаментальных предпосылок для краха фондовых рынков нет: экономика США восстанавливается, риски банковского сектора значительно снизились за последние годы, ФРС планирует нормализацию денежной политики. Тем не менее некоторые беспокойства связаны с тем, что оживление экономической активности происходит на основе старой модели роста, основанной на избыточной закредитованности экономики и значительном росте стоимости активов домохозяйств», – считает она. Многое будет зависеть от способности ФРС успокоить рынки и убедить инвесторов, что ситуация остается под контролем, добавляет она: успешная коммуникация позволит избежать краха.

Падение в понедельник опустило индекс S&P 500 всего лишь на уровень 14 декабря, отмечают в отчете аналитики ING. По их мнению, оно выглядит скорее как здоровая коррекция, чем начало широкомасштабной переоценки перспектив корпоративных прибылей.

Уверенности инвесторам на фондовом рынке должно добавить то, что их коллеги на рынках корпоративных облигаций сохраняют спокойствие, добавляет Дэвид Райли, начальник отдела стратегии на кредитных рынках at BlueBay Asset Management. Спреды между доходностями корпоративных и государственных облигаций, номинированных в долларах и евро, в последние дни практически не изменились, хотя в прошлом вырастали во время падения акций. «Это говорит о том, что инвесторы на кредитном рынке очень хорошо оценивают фундаментальные показатели компаний, перспективы роста прибылей и способность корпоративного сектора пережить повышение процентных ставок», – говорит Райли (цитата по The Wall Street Journal). Спред по корпоративным бондам США составил в понедельник 1,1 процентного пункта против 1,08 п. п. в пятницу (минимальный уровень с 2007 г.), свидетельствуют индексы iBoxx, рассчитываемые IHS Markit. Спред по европейским бондам еще ниже – 0,82 п. п.

«Экономика США сейчас в отличной форме, а позиции финансового сектора лучше, чем перед прошлой крупной распродажей на рынках. Нельзя исключить, что в ближайшие дни снижение продолжится. Но в ситуации, когда экономика хорошо растет и ожидается повышение прибылей во всем мире, фундаментальные факторы должны поддержать рынок», – считают в ING.

Украина

Украина уже ощущает на себе резкое падение на мировых рынках. В среду, 7 февраля, индекс UX, отслеживающий стоимость голубых фишек «Украинской биржи», упал на 2,98%.

Об этом сообщает FinClub (6 февраля, 23-30 » Украинский фондовый рынок просел на 3%»).

Больше всего подешевели акции «Донбассэнерго» (-8,78%) и «Укрнафты» (-4,72%). Акции «Мотор Сич» упали на 3,93%, «Центрэнерго» – на 3,85%. А вот Райффайзен Банк Аваль подорожал на 0,94%.

 

Европейские индексы также в красной зоне: немецкий DAX 30 потерял 2,32%, британский FTSE 100 – 2,64%, индекс Euro Stoxx 50 — 2,46%.

Американские площадки со вторника восстанавливаются: индекс Dow 30 растет на 2,33%, S&P 500 — на 1,77%, Nasdaq — на 2,13%.

Гривна укрепляется, но не до конца понятно происходит это на фоне политики НБУ или на фоне проседания фондового рынка.