Роттердам плюс или как элита оставила в дураках всю Украину

После введения формулы «Роттердам +» выиграли генерирующие компании , прежде всего ДТЭК  Ахметова. В дураках осталась страна, которая и дальше зависит от поставок угля из России, промышленные потребители и население.

Уже почти шесть лет Украина принимает участие в европейском Энергетическом сообществе. А три года назад Украина подписала соглашение об ассоциации с ЕС.

Это означало, что реформы в энергетическом секторе помогут вхождению страны в европейское энергетическое пространство. Такая интеграция должна была бы стать серьезным стимулом для проведения дальнейших внутренних реформ.




Так, одним из главных приоритетов энергетического сектора на ближайшие годы чиновники обозначили ликвидацию зависимости экономики от монопольных источников энергоресурсов.

Однако, реальная жизнь внесла свои коррективы. Из-за боевых действий на Донбассе все шахты, которые добывают антрацитовую группу угля для многих ТЕЦ Украины, оказались на занятых территориях.

Проблема поиска новых источников ресурсов и ранее была для энергетики острой, но события на Донбассе еще более заострили проблему. Главным катализатором которой стала блокада железнодорожных перевозок угля с неконтролируемой Украиной территории.

Из-за дефицита антрацита 15 февраля 2017 года правительство Украины ввело чрезвычайное положение в электроэнергетике.  К маю 2017 года пять из шести ТЕЦ Украины, которые используют антрацит, временно остановили работу.

Почему страна оказалась не готова к возникновению энергетического кризиса? Была ли альтернатива поставкам угля с оккупированных территорий? Ответом на это, по идее высших чиновников, должен был бы стать новый механизм формирования оптовой рыночной цены (ОРЦ) на электроэнергию и установка новой предельной цены угля.

После утверждения порядка формирования прогнозируемой ОРЦ руководитель регулятора — Нацкомиссии по регулированию энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) Дмитрий Вовк представил новую схему, которую эксперты назвали «Роттердам +».

По замыслу Дмитрия Вовка, использование этой формулы должно было дать Украине множество преимуществ.

Дмитрий Вовк, ставший главой НКРЭКУ Украины в 25 лет

Дмитрий Вовк, ставший главой НКРЭКУ Украины в 25 лет

Среди них автономность от зоны АТО при выполнении плана накопления ресурсов, отсутствие ручного режима определения цены, привязка к мировым ценам на уголь, возможность сбалансировать работу государственных шахт и прочее.

Казалось бы такой подход решит проблему безопасности поставок. Но, когда возникла сложная для энергетики ситуация, оказалось, что к ней не готовы ни государственный оператор «Центрэнерго», ни частные компании ДТЭК и «Донбассэнерго».

Более того, пока высшие чиновники и основные участники рынка толковали и использовали «Роттердам +», оптовые цены на электроэнергию резко подорожали, а запасы угля на ТЕЦ сократились до критического уровня. В это же время, — на фоне глубокого кризиса, участники рынка резко улучшили свои финансовые показатели. Как такое могло случиться?

Что такое «Роттердам +»?

С марта 2016 года НКРЭКУ Украины утвердила новую методику определения прогнозируемой оптовой рыночной цены (ОРЦ) на электроэнергию.

В ней стоимость энергетического угля определялась по следующей формуле:

средняя рыночная цена угля в портах Амстердам-Роттердам-Антверпен за предыдущие 12 месяцев плюс стоимость его доставки.

«Мы изменили философию под «затраты +» (цена на уголь), из-за чего долго не могли прийти к соглашению, к привязке к международным ценам на уголь. Такая привязка может быть краткосрочным решением для перехода на новую модель рынка, когда регулятор не устанавливает цены на генерацию» — объяснил Дмитрий Вовк.

Формула «Роттердам +» начала действовать со второго квартала 2016 года. Фактически в тариф для ТЕЦ после этого стала закладываться цена усредненного импортного паритета за 2015 год с учетом доставки. Именно тариф для ТЕЦ, который не поддается регламентации, получился наиболее слабым местом. Это позволяло корректировать в процедуре перерасчета  ОРЦ.

Динамика прогнозируемой ОРЦ электроэнергии в 2016-2017 годах.

Источник: постановления НКРЭКУ №721 и №2326 включая изменения

Источник: постановления НКРЭКУ №721 и №2326 включая изменения

Например в 2016 году, НКРЭКУ Украины утвердила постоянный рост прогнозируемой ОРЦ электроэнергии на 12 процентов, — до 1318,69 грн. за МВт-час.

Однако позже, постановлением №1178 регулятор изменил свое предыдущее решение, утвердив уже рост ОРЦ электроэнергии в 2016 году на 26,5 процента — до 1490,63 грн. за МВт-час.

После установления прогнозируемой ОРЦ электроэнергии в первом квартале 2017 года на уровне 1341,57 грн за МВт-час, комиссия сначала планировала понижение ОРЦ на 6 процентов до 1263,76 грн. за МВт-час, но постановлением №337 она наоборот подняла ОРЦ выше еще на 1,8 процента до 1365,72 грн. за МВт-час.

Автор попросил руководителя НКРЭКУ Украины Дмитрия Вовка прокомментировать такое резкое изменение ценового тренда и очередное повышение ОРЦ в 2017 году, а также поинтересовался, стимулировала ли формула «Роттердам +» накопление ресурсов для обеспечения энергетической безопасности Украины.

В ответ на информационный запрос, глава НКРЭКУ Украины повышение ОРЦ в 2017 году объяснил многими факторами: изменениями структуры производства, понижением части дотационных сертификатов, пересмотром различных тарифов и необходимости дополнительной покупки угля из-за остановки поставок.




Однако Вовк не сказал, почему в Украине за год не был создан резерв мощности в сфере энергетической безопасности и есть ли коррупционная составляющая в схеме «Роттердам+».

Год тому глава НКРЭКУ Украины утверждал, что 40 процентов угля для ТЕЦ добывается на неконтролируемой территории и доставлять его очень дорого. «Чтобы не заниматься героизмом, мы решили дать компаниям тепловой генерации бюджет, который точно позволит не ставить вопроса об обеспечении углем». — подчеркнул Дмитрий Вовк.

То есть регулятор осмысленно закладывал через формулу «Роттердам +» завышенную стоимость угля в прогнозируемую ОРЦ.

Тарифы растут, а уровень энергобезопасности — нет.

За время действия схемы «Роттердам +» и «планового» повышения ОРЦ промышленные предприятия в зависимости от класса потребления стали платить за электроэнергию больше на 20,6-23,4 процента больше.

Тарифы на электроэнергию для населения выросли в 2,46-2,67 раза.

Однако из-за «отрыва» промышленных цен рост тарифов для населения не достиг своей цели — выравнивания цен и сокращения перекрестного субсидирования.

Очевидно, что регулятор переложил бремя затрат за использованную электроэнергию, в тарифе которой была уже заложена дополнительная прибыль энергогенерирующих компаний, на карманы своих обычных граждан и промышленных потребителей, действуя далеко не в их интересах.

Потребители, оплачивая высокие тарифы за электроэнергию, могли бы надеяться, что они делают финансовое вливание в энергетическую безопасность страну и реформирование национальной энергетики, содействуют созданию достаточного запаса энергетического угля для ТЕЦ. Ведь именно про это говорили авторы схемы «Роттердам +».

Только это не произошло. Почему? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо посмотреть, что происходило на рынке энергетического угля за последние полтора года, исходя даже из публичной информации.

В структуре цены электроэнергии на угольных ТЕЦ топливная составляющая  достигает 80 процентов. Для обеспечения энергетической безопасности страны важно, сколько, какой марки и откуда поступает уголь для генерации.

По данным «Укрзализницы» с оккупированной территории в 2015 году было вывезено 8,1 млн. тонн угля, а в 2016 году — более 6,2 млн. тонн.

Что будет после полного блокады поставок угля из оккупированного Донбасса?

Согласно с прогнозной структурой топлива на 2017 год для рабочей генерации Минэнерго Украины планирует годовую поставку 7,9 млн. тонн антрацита и 20,1 млн. тонн газового угля.

Поставки антрацита с отечественных предприятий составляют 40 процентов, остальное — импорт, в том числе и из России, чуть больше 1 процента.

В структуре поставок угля газовой группы импорт из Польши составляет меньше 1 процента, а остальное отечественные производители. На первый взгляд не все так плохо. На 2017 год планы утверждены.

Идем дальше. ДТЭК закупает уголь не только с России, но и из ЮАР. ГП «Центрэнерго» с 2016 года начало модернизацию двух блоков Трипольской ТЕЦ и перевод их с антрацита на газовую группу угля. Аналогичные планы у ДТЭК и по Приднепровской ТЕЦ. Также есть договоренность поставки 2 млн. тон угля из США (Пенсильвания).

Вместе с тем, темпы реализации очень медленные. Запланированные объемы покупок импортного угля вызывают тревогу из-за возможности их реализации.  Примером этому могут быть фактические запасы угля за последние несколько лет на украинских ТЕЦ, которые не отвечали министерским планам.

Запасы угля марок «А» и «Г» на складах ТЕЦ в тыс. тонн.

Источник: Минэнерго Украины Рассматривая ежеквартальную динамику запасов угля на складах ТЕЦ в довоенный 2013 год и в «роттердамский» 2016 год можно увидеть среднегодовое падение запасов угля в 2,7 раза. Марки «А» — в 3,7 раз,  марки «Г» в 2,1 раза.

Это говорит о том, что война имела разрушительные последствия для энергетического потенциала страны. Блокада поставок угля только ускорила этот процесс.

Запасы угля марки «А» на складах электростанций страны в первом квартале 2017 года по сравнению с аналогичным периодом 2016 года, до введения формул «Роттердам +»  сократились на 43,3 процента, марки «Г» на 17,8 процента.

За первый квартал запасы угля марки «А» упали на половину. Хотя за этот период выросли запасы угля марки «Г» на 30 процентов, но они не заменили антрацит на ТЕЦ, которые не прошли модернизации.  Блокада привела к остановке работы Трипольской, Змеевской, Приднепровской, Криворожской и Славянской ТЕЦ на несколько месяцев.

Регулятор, утверждая схему «Роттердам +» , надеялся на сокращение поставок угля из зоны АТО, перевод антрацитовых ТЕЦ на газовую группу угля, создания плана накопления топлива.

Однако факты свидетельствуют о другом. По данным Госстата Украины, за первый квартал 2017 года было импортировано в Украину 170 тыс. тонн антрацитового угля и из них 169 тыс. тонн из России.

В Украине работает всего одна антрацитовая ТЕЦ — Луганская. Она входит в состав ДТЭК «ВостокЭнерго» . Из-за особенности логистики на эту станцию в первом квартале 2017 года доставлено 66 тыс. тонн антрацита. Топливо покупали по 70 дол. США за тонну в январе и по 80 дол. в феврале-марте у своей структуры — шахтоуправления «Обуховская», которая добыла уголь в Ростовской области России.

То есть, уголь в Украину до 2017 года поставлялся не из «заморских» стран, а из России и оккупированного Донбасса по ценам, близким к «роттердамским».

Исполняющий обязанности гендиректора «ДТЭК Энерго» Дмитрий Сахарук в июле сообщил, что антрацит с России покупается по 95 дол. за тонну, а с Южной Африки по 100 дол. за тонну.

Из-за блокады поставок угля с оккупированной территории запасы угля на украинских ТЕЦ таяли на глазах. За три недели апреля 2017 года они сократились на 33, 8 процента — до 172 тыс. тонн.

Получается, что до сих пор в стране не было «подушки» энергетической безопасности с достаточным количеством твердого топлива.

Для чего тогда целый год действовала прогнозная ОРЦ на электроэнергию, которая предполагала импортные поставки дефицитного топлива по мировым ценам, если дорогой уголь был завезен из зоны АТО и смежной России?

Куда пошли деньги украинских потребителей, которые платят повышенные тарифы за электроэнергию?

Кого пошили в дураки?

На рынке угольной генерации электроэнергии основными игроками являются предприятия ДТЭК ( до 30 процентов электрогенерации Украины), ПАТ «Центрэнерго» и ПАТ «Донбассэнерго».

После введения формулы «Роттердам +» эти предприятия, операторы ТЕЦ,  стали продавать электроэнергию дороже на 15-20 процентов.

Они заявили, что импорт антрациту для них убыточный, а формула «Роттердам +» не перекрывает затраты по покупке угля на мировом рынке.

Проблема формулы еще в том, что тариф для электрогенерации начисляется по остаточному принципу.

Это выглядит так: у ДП «Энергорынок» — центролизированного оптового покупателя всей электроэнергии в Украине — нет средств, чтобы сразу копменцировать затраты угольной генерации в полном объеме. Из-за этого деньги, которые поступают за электроэнергию на это предприятие, сначала делятся между другими производителями электроэнергии ( атомщиками и производителями альтернативной энергетики), и только потом перечисляются за угольную генерацию.  Уже после этого операторы ТЕЦ рассчитываются по контрактам с поставщиками твердого топлива.

Для формирования оптовой цены «Энергорынку» не важно, откуда на ТЕЦ завозится топливо. В результате посредники были заинтересованы в покупке дешевого угля с шахт, которые находятся на неконтролируемых территориях,  а не то, которое импортное и дорогое для замены донбасского антрацита.

Дополнительная выручка оставалась в карманах собственников генерирующих компаний и различных прокладок-посредников, которые продавали им топливо. Обычно последние это трейдинговые компании самих операторов — например, «ДТЭК Трейдинг» или другие торговцы.

Далее с каждым повышением оптовой цены для потребителя вырастал и объем средств, который поступал на «Энергорынок». Их перераспределение приносило генерации немалый доход. Поставщикам угля не было никакого интереса тратится на импорт с ЮАР или США, когда под боком Ростовская область и зона АТО.

Рост выручки не подталкивал к разумной политике закупок  для перестраховки рисков из-за импорта. Даже учитывая то, что «Роттердам +» способствовал этому, они не покупали топливо на мировом рынке в объемах, которые планировались.

В такой ситуации экономические субъекты не были заинтересованы  тратится на энергетическую независимость страны и ее безопасность. Для этого есть государственные структуры, но они не имели рычагов и желания прямо вмешиваться в бизнес-практику операторов ТЕЦ и заставлять их действовать в интересах государства.

Не было системы санкций за невыполнение операторами планов по накоплению запасов угля, не было ответственности за невыполнение решения государственного органа.

В итоге большая часть дополнительной выручки от продажи электричества вертикально-интегрированной ДТЭК, которая доминирует на энергорынке и контролирует всю производственную цепь: от добычи угля до производства тепла и электроэнергии.

В 2016 году ее годовой показатель EBITDA — операционная прибыль до выплаты процентов, налогов и амортизации, — вырос в 2,37 раз до 17,8 млрд. гривен. Во втором полугодии 2016 года этот показатель вырос в  4,6 раз по сравнению с первым полугодием.

Согласно с биржевой отчетностью количество денег и их эквивалента в ДТЭК в 2016 году увеличилась в 10,7 раз. Такой позитивный тренд у компании сохраняется дальше.

Чистая прибыль государственной компании  ПАТ «Центрэнерго» увеличилась в 2016 году в 17,7 раз — до 386, 7 млн. гривен. В первом квартале 2017 года по сравнению с аналогичным периодом 2016 года предприятие увеличило чистую прибыль почти три раза  — до 851 млн. гривен.

Можно лишь только удивляться заявлению исполняющего обязанности директора «Центрэнерго» Олега Коземка на сборах акционеров  25 апреля 2017 года про недостачу оборотных средств из-за почти 1 миллиардного долга за электроэнергию от ДП «Энергорынок» , когда в отчетности компании по состоянию на 31 марта 2017 года остатки средств составляли 1,23 млрд. гривен.

Существенно улучшил финансовые показатели и третий игрок на рынке производства электроэнергии из угля ПАТ «Донбассэнерго», который связывали с бывшим президентом Украины В. Януковичем. В 2016 году компания увеличила чистый доход на 25 процентов до 4 млрд. гривен, а валовая прибыль выросла на 20, 4 процента до 1,7 млрд. гривен. Позитивные финансовые тенденции сохраняются и в 2017 году.

По расчетам экспертов Украинской биржи, тариф «ДП Энергорынок» для ТЕЦ увеличился на 47 процентов в первом квартале 2017 года по сравнению с четвертым кварталом 2016 года. Тем не менее, производство электроэнергии, например, на «Центрэнерго» за этот период снизилось на 30 процентов — до 1,7 млрд. кВт-час.

Такой экономический парадокс стал возможным только после утверждения регулятором схемы расчета прогнозной ОРЦ на электроэнергию в 2016 году.

Получается, что после введения формулы «Роттердам +» выиграли генерирующие компании, которые стали получать сверхвысокие доходы.

В дураках осталась страна, которая дальше зависит от поставок угля из России, промышленные предприятия и опосредовано население, которые платят за электричество завышенную «роттердамскую» цену.

Несгибаемый «Роттердам +»

Обоснованную тревогу по поводу адекватности формулы «Роттердам +» сразу забили эксперты и общественность. На примере предприятия «Павлоградуголь» журналист Сергей Голавнев установил, как ДТЭК  благодаря схеме «Роттердам +» получила 9,5 млрд. гривен маржи только на этом предприятии.

Бывший член НКРЭКУ Украины, а ныне общественный эксперт Андрей Герус, считает, что «Роттердам +» действует  для образования тарифов на электроэнергию, а не используется для формирования цены на уголь с государственных шахт.

Андрей Герус

Он доказал, что благодаря этой схеме ТЕЦ, имея в тарифе покрытие цены угля в 2200 грн. за тонну, покупали у украинских шахт топливо по 1330 грн. за тонну.

Парадоксально, но шахты, которые добывают уголь для выработки электроэнергии и тепла, имеют большие долги за электроэнергию перед электростанциями. Причина — выручка от использования схемы «Роттердам +» идет генерирующим компаниям и трейдерам, а государственные шахты остаются убыточными.

В марте 2016 года А. Герус попросил суд признать постановление НКРЭКУ Украины №  289 от 3 марта 2016 года незаконным и отменить его. Эксперт считает, что регулятор утвердил и обнародовал постановление с грубыми нарушениями процедурных норм, что привело к недопустимому росту цен на электричество.

Но суд не согласился с истцом. По мнению суда, ключевыми достоинствами предложенного НКРЭКУ Украины подхода для определения пороговых (предельных) цен на уголь  есть  те же аргументы, которые приводил в 2016 году глава регулятора Дмитрий Вовк.

«Определение показателей формулы «Роттердам +» …принадлежит к дискреционным полномочиям НКРЭКУ Украины, поэтому правомерность определения ее показателей есть формой вмешательства в дискреционные полномочия и выходит за рамки задач административного судопроизводства.» — подчеркивается в постановлении суда.

По словам А. Геруса, эксперты попытались провести профессиональную дискуссию с руководством НКРЭКУ Украины про целесообразность работы формулы «Роттердам +» , но Дмитрий Вовк и другие руководители избегали общественного обсуждения.

«С потребителей собрали  более 10 млрд. гривен . Их не потратили на государственную энергетическую безопасность, а спрятали в свои карманы. Если регулятор является часть энергетического бизнеса, а не арбитром, то бизнесмены-олигархи получают сверхприбыли. «Роттердам +» это просто коррупционная схема.» — подытожил собеседник.

Активист планирует пройти весь путь в судах Украины, а если украинская Фемида как положено не оценит действия комиссии, то он обратится в Европейский суд по правам человека.

Борьбой активистов против спорного решения регулятора заинтересовался заместитель главы комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Верховной Рады Виктор Чумак.

21 июня 2017 года он направил депутатское обращение в Национальное Антикоррупционое Бюро Украины (НАБУ). В документе он написал, что действия НКРЭКУ Украины привели к значительному и необоснованному росту тарифов на коммунальные услуги, в результате чего обогатились участники  организованной группы.

Через три дня было открыто криминальное производство по факту злоупотребления служебным положением членами НКРЭКУ Украины.

Главный эксперт группы «Реформы энергетического сектора» Реанимационного пакета реформ Юлия Усенко считает, что «Роттердам +» это обычная манипуляция, которая позволяет создать коррупционную схему. Усенко надеется, что расследование НАБУ прояснит ситуацию, хотя состояние судебной системы Украины к этому не располагает.

Вместо послесловия

Дело о «Роттердам +» может стать не только вызовом правоохранительным органам и судебной системе, но и катализатором огромных изменений в обществе. Оно задевает не только интересы граждан и предприятий, но и экономической и политической элиты Украины.

24 мая 2017 года, отчитываясь перед народными депутатами,  генеральный прокурор Юрий Луценко подчеркнул, что по схеме «Роттердам +» могут разворовываться бюджетные средства, а сама схема является «мафиозной угрозой».

Не секрет, что основными выгодополучателями схемы есть акционеры генерирующих активов, прежде всего собственник ДТЭК  Ринат Ахметов.

Является ли случайностью активная покупка дешевых акций  ДТЭК компанией ICU, где раньше работала глава НБУ Валерия Гонтарева, экс-министр энергетики Владимир Демчишин , глава НКРЭКУ Украины Дмитрий Вовк и резкий рост акций после внедрения схемы «Роттердам +»?

Влиял ли Порошенко на утверждение порядка формирования прогнозируемой ОРЦ?

Правоохранителям есть над чем поработать.

Материал подготовлено в рамках проекта «Прозрачная энергетика» при поддержке Агентства международного развития (USAID). Олег Перетяка для издания «Экономическая правда».