«Продают дела. Значит готовятся на дембель»

21 февраля Печерский райсуд Киева постановил в связи с истечением срока давности прекратить уголовное производство в отношении бывшего министра финансов эпохи Януковича – Юрия Колобова.

Получивший вид на жительство в Испании экс-чиновник наблюдал за этим процессом во время сеанса видеосвязи. Из Барселоны он взирал, как подходит к финалу почти четырехлетняя эпопея по его делу.

Оно было закрыто с подачи Генеральной прокуратуры, которая подвела процессуальную базу в сторону реабилитирующих обстоятельств.




Оправдывая свои действия, на Резницкой заявили – Колобов дал значимые показания против неназванных подельников, а полиграф не подтвердил его участия в преступной ОПГ экс-президента Януковича.

В результате один из VIP-представителей прежней власти оказался полностью чист перед украинским законом.

Кто такой Колобов и в чем его обвиняли

В эпоху Януковича уроженец Днепропетровщины Колобов считался одним из самых неприметных представителей правящей элиты. Сделав успешную карьеру в банковской сфере, он перешел на работу в органы исполнительной власти вместе с Сергеем Арбузовым.

Юрий Колобов

В период работы последнего во главе Нацбанка Юрий Владимирович являлся его заместителем, а в феврале 2012 года был назначен на пост руководителя Министерства финансов.

После событий Евромайдана решением парламента Колобов был уволен. Как и ряд прочих «эксов», он покинул Украину, но точная дата его отъезда долгое время не обсуждалась в СМИ. На официальном уровне лишь заявлялось, что из поля зрения отечественных правоохранителей он пропал в августе 2014 года.

Гораздо более детально журналисты останавливались на уголовных производствах, фигурантом которых выступал экс-министр финансов.

Речь идет о трех делах, расследованием которых занимались МВД, Генеральная прокуратура и СБУ.

На Владимирской еще в сентябре 2014 года заявили, что имеют претензии к экс-главе Минфина в контексте истории с так называемым «долгом Януковича», который отказываются признавать действующие власти Украины.

Предыстория его получения восходит к событиям декабря 2013 года, когда Кабмин выпустил двухлетние еврооблигации на сумму в $3 млрд. В рамках договоренностей между Януковичем и президентом РФ Владимиром Путиным тогда их выкупил Фонд национального благосостояния России. Оппозиция, пришедшая на гребне волны Евромайдана к власти, называла этот кредит «взяткой» опальному Виктору Федоровичу.

В СБУ заявляли, что к ее получению приложил руку и министр финансов Колобов. Его действия квалифицировали как злоупотребление властью или служебным положением (ч.2 ст.364 УК Украины) при организации выпуска ОВГЗ, осуществленного в нарушение закона о госбюджете.

В рамках этого дела Колобову также вменялась в вину организация незаконного перевода комиссии в сумме $450 тыс. в пользу дочерней компании российского банка «ВТБ» VTB Capital plc за размещение украинских ценных бумаг.

После этого каких-либо упоминаний о роли Колобова в истории с «долгом Януковича» не последовало. В настоящее время, тяжба о возвращении этого кредита ведется между Украиной и РФ в Апелляционной суде Англии.

Дела с облигациями

Облигаций касалось и другое уголовное производство, фигурантом которого выступал экс-министр финансов. Его расследование начинали в МВД по факту вероятного мошенничества (ч.4 ст.190 УК Украины) и фиктивного предпринимательства (ч.2 ст.205 УК Украины).

Согласно фабуле дела, преступная схема работала так. В декабре 2013 года Минфин осуществил выпуск облигаций для пополнения капитала Ощадбанка на сумму в 1,44 млрд грн. Затем эти ценные бумаги выкупал по номиналу «Банк 3/4», который в СМИ называли финансовым учреждением Колобова. Он сначала перепродавал их всего на 14 тыс. грн дороже кипрской офшорной компании Qhenox Limited, а затем сделки осуществлялась в обратном порядке.

В результате ценные бумаги «Банк 3/4» выкупал у киприотов обратно уже за 1,64 млрд грн, перепродавая их по такой же стоимости государственному Укрэксимбанку. В итоге прибыль от сомнительных сделок оседала на счетах Qhenox Limited.

Журналисты писали, что этот офшор использовался для выведения средств за рубеж и контролировался Колобовым. Помимо него в деле назывались имена вероятных соучастников афер – главы правления «Банка 3/4» Вадима Ищенко, представителей компании «Центральный брокер» биржевой группы «Перспектива» и членов Нацкомиссии по надзору за рынком ценных бумаг.

В дальнейшем к расследованию истории подключилась Генпрокуратура, которая начала «раскапывать» дополнительное ответвление афер с ОВГЗ. Как следует из доступных в открытой части судебного реестра «ухвал», на Резницкой вышли на еще более серьезный след. Распутывая его, прокуроры подозревали связываемый с Колобовым офшор Qhenox Limited, а также ряд прочих фиктивных структур (среди которых Clarinso Limited, Jokres Corporation Limited) и брокерскую компанию Представительство «ОЮ «РА Киндлустусмааклер» в незаконном выведении огромных средств за границу.

Первоначально общая сумма выведенных средств оценивалась следствием в $185,6 млн, а все постановления на этот счет выносил Печерский суд Киева. Однако последнее доступное решение по этому делу было вынесено Сосновским райсудом Черкасской области в сентябре прошлого года.

Что характерно, буквально через две недели после этого генеральный прокурор Юрий Луценко заявил, что именно суд правосудия принял решение о спецконфискации $200 млн «банковских активов мафии Януковича». Не исключено, что речь шла как раз о тех средствах, которые вывели за рубеж с помощью «офшора Колобова».

С одной стороны, это может быть простым совпадением. Дело в том, что в «ухвале» от 7 сентября по делу об аферах с ОВГЗ, где фигурирует Qhenox Limited, сумма присвоенных в результате махинаций сумм резко уменьшилась до 500 млн грн. Сам экс-глава Минфина не указан в нем как вероятный подозреваемый и участник преступной группы.

С другой – все не так просто. Дело в том, что данные манипуляции Сосновского райсуда совпали по времени с тем, как гособвинение переквалифицировало обвинение Колобова по делу о приватизации «Укртелекома».

«Дело Укртелекома»




Расследование этого дела обильно сопровождалось публичными заявлениями руководителей силовых ведомств, в отличие от облигационных эпопей. История телефонного монополиста – самое громкое уголовное производство в отношении Колобова. По нему помимо экс-главы Минфина в разное время проходило еще семь статусных фигурантов. Это экс-президент Виктор Янукович, бывший премьер Николай Азаров, экс-вице-премьер Сергей Арбузов, замминистра финансов Анатолий Мярковский, экс-глава Госспецсвязи Геннадий Резников, бывший член набсовета «Укртелекома» Георгий Дзекон и директор ООО «ЕСУ» Илья Солодовский.

Изначально действия этих лиц квалифицировались по тяжкой статье о завладении государственным имуществом путем злоупотребления служебным положением (ч.5 ст.191 УК Украины). Им инкриминировалось незаконное финансирование строительства телекоммуникационной сети спецсвязи, что повлекло убытки для государства в размере 220 млн грн. Речь шла о закупке Государственной службой спецсвязи за счет бюджета оборудования и услуг для создания на базе мощностей «Укртелекома» специальной транспортной телекоммуникационной сети правительственной связи и ведомственных сетей специальной связи в 2012 году.

К тому моменту «телефонный монополист» уже был приватизирован фирмой «ЕСУ», подконтрольной бизнесмену Ринату Ахметову. По условиям приватизации, деньги на правительственную связь должен был выделить именно новый собственник, а не государство. Но произошло как раз обратное.

По этому делу Колобов был объявлен в розыск, а в начале марта 2015 года задержан на территории Испании силами Гражданской гвардии Валенсии.

Источник видео: youtube.com/UKRAINE TODAY

Занимавший на тот момент пост генпрокурора Виктор Шокин заявлял, что Украина в срочном порядке готовит материалы для его экстрадиции. Но выдачи на родину Колобова не произошло. Сначала его карточка исчезла из базы розыска Интерпола, а в январе 2016 года стало известно, что Национальная судебная палата Испании отказала в соответствующей просьбе Киева.

Местные служители Фемиды посчитали, что направленные украинской стороной материалы дела свидетельствуют о «недостаточно продвинутой фазе» в расследовании. Издание El Confidencial со ссылкой на данные испанской полиции писало о том, что история Колобова имеет политический характер преследования.

«Поддельное письмо Столярчука» и новый поворот в деле

Позднее вскрылись скандальные детали отказа Испании в экстрадиции Колобова. Как говорится в материалах Печерского райсуда, некие неустановленные лица с целью препятствования этому подделали письмо от 15 сентября 2015 года за подписью заместителя генпрокурора Юрия Столярчука. В нем говорилось, что Колобов по «делу «Укртелекома» проходит как свидетель, а не подозреваемый. Его передали испанским властям в рамках рассмотрения вопроса об экстрадиции адвокаты бывшего министра финансов.

На Резницкой открестились от того, что Столярчук подписывал этот документ и возбудили уголовное дело. Впрочем, к тому времени «экстрадиционный поезд» ушел, а сам Колобов не только вышел на свободу после восьми месяцев ареста в Испании, но и получил политическое убежище на территории этого государства.

В Украине, тем временем, были наложены аресты на его личное имущество, две квартиры и три паркоместа его супруги, а также 200 млн грн на счетах его матери Варвары Шульц.

Весной прошлого года уголовное производство в отношении Колобова начали готовить к передаче в суд по заочной процедуре. Сначала Печерский суд отказал в этом прокурорам, но позднее Апелляционный суд столицы принял противоположное решение.

Далее случилась неожиданность.

В августе прошлого года (как раз в то время, когда принимались судьбоносные решения по спецконфискации $200 млн «общака Януковича» решением Сосновского райсуда) адвокаты бывшего министра добились назначения ему судебно-психологической экспертизы с использованием полиграфа. Специалисты спрашивали у Колобова, вступал ли он в преступную организацию по завладению деньгами по «делу Укртелекома» и получал ли он в результате аферы личную материальную выгоду от этого.

Выводы этого исследования не приводятся в доступных «ухвалах» судебного реестра. Впрочем, именно после прохождения детектора лжи Колобову изменили подозрение с тяжелой 191 статьи Уголовного кодекса на гораздо более «легкую» – о служебной халатности (ч.2 ст.367 УК Украины). Срок давности для привлечения к уголовной ответственности по ней вдвое меньше санкции изначальной «пидозры». Он исчерпывается пятью годами.

«Всеобщий одобрямс»

Благодаря этому еще в ноябре прошлого года в ГПУ не только смягчили подозрение экс-министру, но и подали ходатайство об освобождении его от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности по инкриминируемому составу преступления. Соответствующие документы были в декабре прошлого года поданы в Печерский суд Киева.

На назначенном 21 февраля заседании служитель Фемиды Владимир Карабань лишь «скрепил» своим решением исчерпание уголовных претензий в отношении бывшего главы Минфина эпохи Януковича. На самом слушании наблюдался всеобщий «одобрямс» сторон в деле.

Вердикт поддержали не только сам Колобов (он подтвердил понимание того, что освобождается от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям), но и прокурор, а также представители потерпевшей стороны – Государственной администрации спецсвязи.

Когда об этом сенсационном вердикте узнали журналисты, на Резницкой начали активно оправдывать свои действия.

«Органы прокуратуры должны стоять на страже закона и иногда принимать достаточно непопулярные решения. То есть, если срок привлечения к ответственности за конкретное преступление истек, то, соответственно, надо принимать процессуальное решение», – сказал на этот счет заместитель генпрокурора Евгений Енин.

Почему дело закрыли на самом деле

В ответе на запрос журналистов издания Insider в ГПУ также акцентировали: в рамках «дела Укртелекома» понесенные убытки уже были возмещены после того, как телефонный монополист был возвращен в собственность государства. А потому построенная телекоммуникационная сеть за незаконно выделенные 220 млн грн уже находится на его балансе.

Впрочем, как следует из комментариев все того же Енина, это вовсе не означает, что уголовное производство закрыто в отношении прочих «подельников» экс-министра финансов, включая Януковича и Азарова. То есть фактически из дела выведен один фигурант, что сразу же породило ряд версий о мотивах произошедшего.

Они еще более упрочились после того, как сначала Енин, а затем пресс-служба ГПУ заявили о том, что Колобов «активно сотрудничал со следствием».

«Во время допросов Колобов дал показания, разоблачающие других участников преступления, рассказал об обстоятельствах совершения его и способствовал органу досудебного расследования», – говорилось на этот счет в ответе на запрос журналистов.

Через 1,5 часа после обнародования этих сведений в редакцию «Украинской правды» позвонили из ГПУ и попросили исключить абзац о разоблачительных показаниях. На Резницкой мотивировали это тем, что якобы дали ложную информацию. Не исключено, что таким образом в Генпрокуратуре пытались скрыть следы участия экс-министра в деле о спецконфискации части «общака Януковича», освященную решением того самого Сосновского райсуда…

Исчерпание претензий Резницкой к Колобову уже активно критикует руководитель «Центра противодействия коррупции» Виталий Шабунин. В своем Facebook он написал: «Мы продолжаем традиционную рубрику «поблагодари генпрокурора». На этот раз мы аплодируем Юрию Луценко за закрытие уголовного производства в отношении министра финансов Януковича – Юрия Колобова».

Скрывающийся за границей нардеп Александр Онищенко увидел в решении Печерского суда «хорошие новости». «Начали продавать уголовные дела. Значит готовятся на дембель!» – отметил он, намекая на скорый крах действующего режима в Украине.

Впрочем, есть и те, кто придерживается гораздо более прозаичной трактовки. «Обилетили и закрыли, что тут странного?» – отмечает адвокат Сергей Осыка.

Как бы там ни было, но обстоятельства того, с чем именно связаны «реабилитация» Колобова и окончание его уголовного преследования, до сих пор неясны. Ожидать откровений от непубличного Юрия Владимировича также не стоит. Адвокат Юрий Фомин уже заявил, что его клиент не планирует возвращаться в Украину, а стало быть журналистам не стоит питать надежд в ближайшее время увидеть и расспросить об этом экс-министра на Родине.

Пока лишь можно констатировать, что пул знаковых персон эпохи Януковича, к которым на сегодняшний день не имеют претензий отечественные правоохранители, стабильно расширяется.

Виталий Губин, Страна