Владимир Гройсман: Украине это удастся!

Премьер-министр Украины лишь на три года моложе меня. Во время интервью, которое продолжалось пятьдесят минут, он особенно эмоционально вспоминал свою восьмилетнюю работу мэром Винницы. В течение интервью Владимир Гройсман, один из виднейших руководителей правительства этой страны, пытался убедить меня, что Украина не является недееспособным государством. Давайте посмотрим, удалось ли это ему.

Вы выглядите уставшим…

Совсем нет. Усталость – это не в моем стиле.




Вы приехали только вчера. Сегодня состоялись протокольные встречи. А Премьер-министр уже называет Вас своим другом.

Для меня это большая честь. Я очень уважаю его. Кроме того факта, что он – очень хороший менеджер, на мой взгляд, он еще и очень хороший человек.

Давно ли Вы знакомы с Георгием Квирикашвили?

Не очень, всего около года. Мы стали друзьями после первой же встречи. И именно поэтому я считаю честью для себя называть его своим другом.

Я точно спрошу нашего Премьер-министра о Вас. Но сначала мне интересно узнать, что это означает: быть главой правительства одной из крупнейших стран Европы и на всем континенте?

Здесь есть два вопроса. Но прежде всего нужно осознавать, что это – воля Божья.

Божья воля?

Да. Для меня – воля Божья быть в том конкретном месте и в конкретное время. Если вы посмотрите на мою биографию, вы увидите, что я взял ответственность за большой город с населением в 400 000 человек, когда мне было 28 лет. Меня дважды избирали мэром, и я служил городу Винница в течение восьми лет. У города было много проблем. Поэтому, когда у меня спрашивают, что значит быть премьер-министром большой страны, есть две важные вещи, которые нужно подчеркнуть: портфель главы правительства – большая ответственность и, в то же время, — большая возможность изменить страну к лучшему.

Но это также и большой вызов, не так ли?

Конечно, это и большой вызов. Любая власть дается с рычагом, а этот рычаг можно использовать по разному. Некоторые могут использовать его в благих целях, а другие – злоупотреблять им. Я – такой человек, который стремится создавать что-то. И я хочу, чтобы Украина заняла то место, которого она заслуживает, – я хочу, чтобы она стала страной с сильной демократией и сильной экономикой. Я верю, что мы должны положить конец этому десятилетию упущенных возможностей.

В 2004 году, когда Леонид Кучма ушел, а Виктор Ющенко стал президентом, темпы экономического роста были на уровне 11%. Если бы тогда должным образом провели структурные реформы, а экономический рост улучшался, у нас был бы колоссальный экономический рост. Население страны ощутило бы этот рост. Тем не менее, это не произошло. Ющенко удерживал власть только в течение девяти месяцев, а потом он стал лишенным власти. Особенно с точки зрения экономики. В то же время правительству не удалось добиться эффективной трансформации реформ. Экономика Украины слабела с каждым годом, начиная с 2004 года. Коррупция распространялась, и в конце концов мы стали свидетелями российского вторжения в 2014 году.

А экономический рост в 11% за времен Кучмы связан с его политикой, или вы считаете это фактором переходного периода?

Когда Кучма собирался оставить свой пост, показатель экономического роста был более 10%.

Это интересное совпадение. Темпы экономического роста Грузии в 2003 году также составляли 11%. Тем не менее, это не остановило Революцию Роз…

Возможно, это была общая тенденция в тот период, а нам нужно было воспользоваться возможностью и наращивать темп. Возможно поймать волну и набирать обороты, а можно просто инертно плыть по течению. По моему мнению, мы выбрали второй вариант. Мы поймали волну и поплыли за потоком. Как следствие – мы столкнулись с одним кризисом за другим, а экономика Украины ослабела и сократилась.

А чем же Вы воспользовались? Западные СМИ окрестили вас «еврейским вундеркиндом». Возможно, эти ярлыки и эпитеты связаны с Вашим восьмилетним пребыванием в должности мэра Винницы?

Что касается моей биографии и общественной жизни в качестве городского головы и народного депутата (кстати, тогда мне было всего 24 года), я сказал моим избирателям, что они не будут чувствовать стыд за мою работу. Я обещал служить им верно и честно. Конечно, оценки, которые я получил, были разными. Некоторые из них дали мне положительную оценку, некоторые меня критиковали, но самое главное – за шесть лет пребывания на посту я заслужил доверие людей. Нам также удалось сформировать большинство и очень крепкую команду. В конце концов, мы вывели город на ведущие позиции, подняв его с низу.

Это история моего, а точнее нашего взаимного успеха. Мы должны делать то же самое в отношении нашей страны. Мы должны изменить качество жизни людей. Большинство населения очень бедное. В обществе очень много недоверия, и мы должны дать им надежду на лучшее, мирное будущее. Мы должны сделать нашу страну крепче и укрепить свой потенциал. Я хочу, чтобы украинский народ жил лучшей жизнью, и это не просто лозунг. Я хочу усовершенствовать систему образования, здравоохранение и окружающую среду. Я хочу отремонтировать дороги. Я хочу, чтобы Украина имела энергетическую независимость, увеличила легальный доход и создала больше рабочих мест. Все это достижимо. Самое главное, что мы этого заслуживаем, мы можем это сделать, и мы, безусловно, добьемся этого.

Господин Премьер-министр, я бы хотел…

Я хочу поделиться с вами одной историей, Гиорги. Эта история из серии «десятилетие упущенных возможностей». В то время, и даже до этого, все говорили о том, насколько дорогой или дешевый газ, который Украина покупала у России. Обсуждение этой риторической темы было бесконечным. На самом деле, главный вопрос не в том, какую цену мы платим за природный газ, а скорее, когда мы прекратим закупать газ у России? Почему? Ведь украинских газовых запасов достаточно для снабжения всей страны природным газом и даже экспорта за границу. Да, это совсем другая модель экономической и энергетической независимости. Вот как мы должны подойти к этой проблеме. Особенно сейчас, учитывая то, что мы тратим более 5% общего ВВП на оборону, нам совершенно необходимо сосредоточиться на энергетической безопасности и энергетической независимости. Мы начали крупномасштабные инфраструктурные проекты (строительство), чтобы решить эту проблему.

По Вашему, это работает?

Да, это работает. На самом деле, я никогда не даю обещаний, которые я не могу выполнить, или те, которые я не собираюсь выполнять. Когда я что-то говорю, это значит, что я всерьез рассматриваю это и я хочу что-то изменить. Мы сказали, что мы будем строить дороги, и мы на самом деле в процессе строительства новых магистралей. Качество и объем работы увеличивается с каждым годом. Мы реконструируем, строим и ремонтируем дороги, но один вопрос продолжает беспокоить меня: до 2014 года не было войны. Почему мы не строили дороги тогда?

Наверное, воровали…

Вы спрашиваете, куда шли деньги? Проблемой было отсутствие профессионализма, полная коррупция правительства и забота лишь о личном благополучии. Это ослабило Украину, а я хочу, чтобы Украина была сильной страной.

При этом коррупция остается вашим ключевым вызовом?




Вы знаете что, давайте объективно оценим ситуацию. Я не буду отрицать, что существуют определенные сферы, где коррупция процветает. Однако список сфер, где процветала коррупция, очевидно сокращается. Ежегодно через государственные закупки проводились примерно 10 миллиардов долларов, которые осуществляются с помощью очень подозрительных программ. Мы ввели в эксплуатацию одну полностью прозрачную систему, которая, по моему мнению, является одной из лучших в Европе. Мы полностью уничтожили коррупционный фактор через Интернет-закупки. Система электронных закупок, которая функционирует сейчас, не дает шанс тем коррумпированным чиновникам, которые раньше присваивали миллиарды долларов. Кроме того, сейчас все государственные средства будут сосредоточены лишь в бюджете. Раньше все финансовые ресурсы были собраны в единый бюджет. Другими словами, все ресурсы были централизованными. Это привело к коррупции, а порой — к взяткам.

Мы сумели децентрализовать финансы и выделили примерно 4 миллиарда долларов местным бюджетам. На самом деле, мы искоренили монополию, которой так часто злоупотребляли. Например, мы отменили схему ценообразования на природный газ. Наша страна всегда имела две различные цены на природный газ: государственная ставка составляла 2000 гривень, а коммерческая ставка на газ составляла 7000. Из-за этого несоответствия было нажито много коррупционных денег. Сегодня цена ровная, и любые шансы коррупции в этой сфере были ликвидированы. Что касается сферы здравоохранения, то мы тратили примерно 200 миллионов долларов на закупку лекарств. Сейчас мы покупаем лекарства с помощью международных организаций, и мы полностью устранили любые шансы коррупции в этой сфере. Перечень сфер, где коррупция была ликвидирована, растет и растет.

Господин Премьер-министр, неужели Вы действительно хотите сказать, что вам удалось уничтожить коррупцию в Украине?

Где еще у нас коррупция? Очевидно, что коррупция еще существует в правоохранительных органах, судах, органах, выдающих разрешения и лицензии, а также в государственных учреждениях, предоставляющих различные услуги. Поэтому чрезвычайно важно обеспечить успешную приватизацию. В рамках текущих реформ прошлой осенью мы приняли необходимое законодательство о приватизации. Это означает, что будет создана некая прозрачная система.

Как вы сами отметили, коррупция все еще есть в правоохранительных органах. Не считаете ли Вы, что это объясняет, почему коррупция до сих пор остается главной проблемой в Украине?

Я буду абсолютно честен с вами, без всяких сладких пилюль. Я верю, что много наших врагов заинтересованы в дестабилизации Украины, и они всегда выдвигают проблему коррупции в нашей стране. Они постоянно повторяют, что коррупция очень распространена. И они делают это везде, в том числе за рубежом. Время от времени сталкиваюсь с этой проблемой, и я считаю, что это преувеличено.

Иначе говоря, Вы считаете это черным пиаром против вашей страны? Правильно?

Я считаю, что эта информация представлена в наиболее негативном свете, чтобы сделать так, чтобы Украина, вместе с ее населением в 40 миллионов человек, выглядела плохо. Конечно, я не призываю к сокрытию проблем. Наоборот, я думаю, что мы должны столкнуться с этими проблемами. Я ценю, когда кто-то указывает на проблемы, если есть.

Ну, для этого мы и встретились…

Если и когда я вижу проблему, я начинаю думать о способах ее решения. Если я не знаю о них, я никогда не смогу решить проблем, которые беспокоят наше население. Вот почему мы инициировали электронные налоговые декларации. Это был шаг вперед в нашей борьбе с коррупцией. Мы сделали все реестры доступными для бенефициаров. Информация о том, кто имеет собственную компанию, теперь доступна широкой общественности. С точки зрения открытости (прозрачности), мы занимаем ведущую позицию. Мы нанесли удар представительной власти.

Как это отражается на рейтингах, которые публикуются Всемирным банком и Трансперенси Интернешнл? Насколько мне известно, Вы также работает в данном направлении?

Мы постепенно продвигаемся в этом направлении. Мы находимся в середине трансформации. Мы перешли от экономического падения на 17% к росту в 2-3%. Это большое преобразование. Мы завершили определенный этап трансформации, возможно, население еще не может это почувствовать, но первые импульсы уже возникают.

Я проиллюстрирую несколько примеров: полная реформа государственной службы. Мы начали процесс реформ 1 мая 2015 года. С 1 января 2015 года мы начали глобальную децентрализацию правительства и распределение ресурсов на местном уровне. 1 августа 2016 года мы начали общую реформу системы закупок. Мы создали антикоррупционную инфраструктуру и институты. Несмотря на то, что наши антикоррупционные усилия воспринимаются по разному, у нас все еще есть учреждения, занимающиеся выявлением, предупреждением и расследованием случаев коррупции. Это суверенное агентство, которым руководят высоколегитимные менеджеры, выбранные в результате собеседования.

Но этих людей все еще выбирает власть.

Да, они назначались правительством, но они должны были пройти очень жесткий процесс отбора. Время покажет, хорошо ли это или плохо. Но эти учреждения уже созданы, и они собираются выполнять свои институциональные обязательства. Мы приняли самое жесткое возможное законодательство и наложили жесткие требования для государственных служащих.

Мы в процессе создания новой судебной системы, и мы недавно завершили работу по формированию Верховного Суда. Итак, хорошо это или плохо? Я считаю, что это хорошо. Как они справятся со своими обязанностями? Рано делать такие прогнозы, поскольку мы назначили новых судей. Я хочу, чтобы они рассматривали дела честно и независимо. Когда мы имеем четкий и справедливый высший суд в стране, это будет отправлять совсем другой сигнал для судов низшей юрисдикции.

Мы также приняли новое законодательство, касающееся образования, и реформировали сектор здравоохранения путем принятия нового законодательства.

В октябре текущего года мы осуществили реформы в сфере пенсионного обеспечения по возрасту. Это совершенно новая реформа, которая будет иметь значительное влияние на микроэкономическою стабильность и социальное равенство. Мы сделали важные шаги по обеспечению энергетической независимости Украины. Мы также делаем первые шаги к реформированию приватизации. Семь законов, которые регулируют приватизацию, будут заменены одним единственным законом о приватизации.

Означает ли это, что в Украине происходит тотальная приватизация? В настоящее время в государственной собственности находятся около 3000 предприятий.

За исключением нескольких десятков предприятий, имеющих стратегическое значение для государства, все остальное будет приватизировано. Я имею в виду стратегически важные отрасли — железнодорожную, аэронавигацию, энергоносители, производство атомной энергии и тому подобное.

Поэтому неправильно говорить, что Украина не движется вперед. Украина будет успешной!

Сейчас мы переживаем тяжелый период, но чего еще надо ожидать в стране, которая в течение двух десятилетий не внедрила никаких структурных реформ? До сих пор мы жили постсоветскими экономическими пережитками — это было все, что мы имели. Конечно, мы также должны упомянуть о возглавлении Кучмы. Период экономического возрождения начался во время президентства Кучмы, когда была принята конституция. Понятно, что и тогда были проблемы, но в конце 90-х он сумел преодолеть растущий уровень преступности.

Позже появились некоторые политические движения, которые требовали отставки Кучмы. После его президентства пошло десятилетие упущенных возможностей, когда нам не удалось построить демократию в стране. Однако в этот раз мы не должны упустить возможности развивать наше государство, и я думаю, что это очень почетная и амбициозная цель, которая должна быть общей для всех.

Я не буду врать и говорить, что мне легко обсуждать с Вами экономические параметры или бизнес. Вы являетесь Премьер-министром страны, которая ведет войну с Россией, и эти боевые действия продолжаются, когда мы говорим. С другой стороны, статистические данные довольно мрачные, а следовательно, и внешний долг Украины, который на данный момент составляет почти 81%.

Сейчас внешний экономический долг Украины составляет 83%, если точнее.

Спасибо. Но это означает, что каждый гражданин Украины должен примерно $1,800-1,900.

Если быть честным, то в 2014 году, когда Премьер-министром Украины стал Арсений Яценюк, государственный бюджет составлял 108 000 гривен.

Вы имеете в виду, что в казне было всего $10,000? Иначе говоря, они украли все деньги?

Это был общий разбой. Предыдущий режим принес стране колоссальный ущерб. Дальше шла аннексия Крыма и вторжение на восток Украины. Все это вместе было для нас беспрецедентным вызовом — и вы правы в этом.

Однако для того, чтобы выиграть, вы должны быть сильными, и поскольку мы упомянули об этом, нам нужно отдать должное и проявить наибольшее уважение к тем украинским солдатам, которые сдерживают врага. У нас очень сильная армия. И пока они всячески борются за территориальную целостность Украины, мы обязаны делать то, что мы можем, для обеспечения успеха нашей страны. Фактически, наш враг хочет, чтобы мы занялись всем остальным, кроме развития нашего государства.

Итак, враг хочет, чтобы Украина…

Враг хочет, чтобы Украина перестала существовать.

То есть враг хочет, чтобы Украина стала недееспособным государством, правильно?

Да, это правильно. И они распространяют идеологию, что…

Иначе говоря, это пиар?

Это не только пиар. Это также страх. Они осознают, что Украина несомненно станет успешным государством. Они это чувствуют, они видят, что много дел, с которых мы начали, сделаны правильно. Именно поэтому они хотят ввести в заблуждение остальной мир о том, что Украина полностью охвачена коррупцией. Они хотят, чтобы мир подумал, что в Украине не происходит ничего хорошего, что стране не удастся достичь успеха, что Украина не является государством и тому подобное. Абсолютно нет! С этим покончено. Украина — государство!

Нет, еще не конец. Мы продолжаем интервью…

И Украине это удастся! Независимо от того, насколько сложной является эта дорога, процесс необратимый, и теперь это только вопрос времени, прежде чем мы увидим результаты. Кроме того, мы не агрессоры, мы не вторглись на чью-то территорию. К сожалению, да, к сожалению, к нам вторглась Россия. Не мы это сделали. Именно они это делают и своими действиями уничтожают все, что было. Они продолжают стрелять. Они убивают людей, которых когда-то называли своими товарищами. Это катастрофа, но мы все равно добьемся успеха. Мы будем сильными, и наша армия будет модернизирована. Наша страна будет современной, и люди будут жить лучше. Очевидно, что пройдет немного времени, прежде чем наша тяжелая работа начнет давать результаты. Но мы осознаем, что перед этим – очень тяжелые вызовы.

Вас дважды избирали мэром и у Вас восемь лет опыта. Как Вы думаете, господин Премьер-министр, есть ли у Вас восемь лет на выполнение этих задач, неужели это будет ждать так долго?

Лишь Богу известно, сколько у нас времени на это.

Порой даже Богу нужна помощь …

Я хочу, чтобы это произошло как можно быстрее.

Я знаю. Я чувствую, как сильно Вы этого хотите. Я прочитал об этом перед тем, как встретиться с Вами. В то же время я хочу видеть стабильность в вашей стране. Исходя из Вашей личности и вашего Кабинета Министров, надеюсь, у Вас есть достаточно времени для достижения того, чего вы хотите. И еще я хотел бы узнать, как Вы успели сделать Винницу привлекательной для олигархов, когда были мэром этого города? Они счастливо вкладывают инвестиции в город. Можете ли Вы сказать мне, как это удалось?

Я не думаю, что город был привлекательным для олигархов.

Хорошо, я перефразирую. Как Вам удалось сделать город привлекательным для бизнесменов?

Лишь несколько недель назад был опубликован международный рейтинг (я не помню название), а Винница была названа одним из наиболее привлекательных инвестиционных мест. Обычно я абсолютно нейтрален к рейтингам… Я знаю, что строить новые заводы — это, несомненно, хорошо. Когда я впервые был избран мэром в возрасте 28 лет, я не знал, сколько времени я меня есть. Никто не знает, сколько времени у них есть. Вот почему так важно полностью посвятить себя работе каждый день. Еще одна важная деталь: я никогда не говорю напрасно. Я хочу достичь фундаментальных реформ и никогда не прибегать к поверхностным или пиар-решениям. Я никогда не выдумываю или рассказываю сказки населению. Может быть, для краткосрочных перспектив это эффективная стратегия, но это не так, как я работаю.

Можно ли применить у вас грузинскую модель борьбы с коррупцией?

Я думаю, что есть разные опыт и практика, которые необходимо применять. Вы можете найти положительные и отрицательные стороны для всего. Например, в 2008 году мы создали «прозрачные офисы» так же, как и в Грузии. Они были созданы для предоставления прозрачных услуг населению, и они все еще служат для этого: начиная с регистрации браков и транспортных средств. Уже восемь лет «прозрачные офисы» в Виннице предоставляют услуги по регистрации бизнеса и оформлению пенсий. Это означает, что мы могли бы найти выход даже в старой системе. Грузия действительно многого достигла в этом направлении. Целью данной цели является борьба с коррупцией. Теперь нам нужен третий элемент. Первым элементом является законодательство, вторым — антикоррупционные учреждения, и теперь нам нужна справедливая система судопроизводства. Я должен устранить все возможные недостатки, которые могут быть использованы как источники коррупции. Я сам не могу это сделать. Это требует объединенной позиции парламента, президента, большинства и других политических фракций, которые верят в будущее нашей страны. Нелегко работать вместе, но нам все-таки удается принять важные решения. Например, много было достигнуто предыдущим премьер-министром.

В Украине всегда была традиция поливать грязью предшественников, но я считаю, что мы должны забыть эту традицию и назвать все своими именами. Все ошибаются, и Яценюк сделал свою долю ошибок. Я сделаю свою долю ошибок. Он сделал много непопулярных решений, что позволило ему стабилизировать ситуацию.

Мое пребывание на посту премьер-министра также совпало с непопулярными событиями в истории Украины, поэтому я также должен принять некоторые непопулярные решения. Несмотря на это, мне удалось достичь текущего темпа экономического роста. Я не думаю, что это только мое достижение; нам удалось это сделать в результате нашей командной работы.

Я не знаю, разделяете ли Вы это мнение, но в отношениях между Украиной и Грузией было несколько потерянных лет. Каково Ваше видение тесного сотрудничества между этими двумя странами в будущем?

Я не хочу оборачиваться назад. Мне трудно судить о наличии разрыва в этих отношениях. Я не думаю, что там был какой-то разрыв. Однако я думаю, что сегодня мы имеем очень тесные, дружеские отношения. В то время, как мы записываем это интервью в Тбилиси, в Киеве проходит грузинский кинофестиваль. У нас очень хорошие культурные отношения. Мы можем сделать много для экономик наших стран благодаря этому тесному сотрудничеству.

Объем торговли между Грузией и Украиной составляет 500 миллионов долларов.

Но все-таки Вы и ваш грузинский коллега видят большой потенциал в этих отношениях, и нам все еще удается пропустить возможность, чтобы использовать этот потенциал.

Мы не теряем каких-либо шансов. Мы начинаем развиваться.

Можем ли мы называть это «перезагрузкой» отношений между двумя странами?

Если это удобнее для Вас, мы можем назвать это перезагрузкой. У нас очень хорошие отношения. Наши журналисты провели опрос на улицах Тбилиси вчера и позавчера. Они хотели узнать, что люди думают об Украине. Вы можете найти этот опрос на моей странице Facebook. Общая позиция населения очень искренняя и дружественная. Если вы спросите людей в Киеве, Львове и Виннице о том, что они думают о грузинах, вы увидите, что они говорят с большим теплом и любовью к вашему народу.

Я думаю, что это является основой хороших отношений между нашими странами. Форум «Шелковый путь» начинается завтра. Мы договорились об установлении даты, когда мы вместе сможем начать работать над созданием необходимой материально-технической базы: Азербайджан, Грузия и Украина. Мы будем совместно работать над этим проектом. Я высоко мотивирован, чтобы укрепить это партнерство.

«К сожалению, да, к сожалению, к нам вторглась Россия. Не мы это сделали. Это были их действия. Этими действиями Россия стерла все, что можно было стереть. Они до сих пор по нам стреляют!».

Что нужно сделать в сфере экономики и бизнеса для дальнейшего углубления нашего партнерства?

Много чего, сельское хозяйство – одна из этих сфер. Это одна из приоритетных отраслей, так же как и военно-техническая сфера. Мы вместе можем производить для третьих стран…

Вы первый Премьер-министр Украины, который посещает Грузию после так называемой «паузы» в отношениях между нашими странами. Это был первый визит с того времени, как у нас началось складываться впечатление, что стратегические отношения между нашими странами только на бумаге.

Еще год назад я встретился с премьер-министром Георгием Квирикашвили, и мы согласились, что я посещу Грузию. Это было очень очевидное решение для меня. Визит Президента, который предшествовал моему приезду, также служил целью усиления сотрудничества между нашими странами. Я не хочу думать, что в отношениях между Грузией и Украиной есть какие-то признаки отчуждения.

Я понимаю. Но согласны ли Вы с тем, что в отношениях была «пауза»? Сначала был визит Президента Порошенко, а потом Ваш визит. Но как насчет событий перед этими визитами? Или тогда фактор Саакашвили был препятствием?

Не было такой вещи, как фактор Саакашвили.

То есть, Вы говорите, что такого фактора не существует?

Да, по моему мнению такого фактора не существует.

Вы утверждаете, что такого фактора никогда не было?

Мое личное мнение, что нет ни одного человека, который может повлиять на отношения между двумя странами. С одной стороны, я полностью исключаю эту возможность, а с другой стороны, я встретился с премьер-министром Квирикашвили через полгода после моего назначения на должность Премьер-министра Украины. Я занимаю эту должность уже полтора года. С момента нашей первой встречи у нас были очень хорошие отношения.

Почему я не могу вспомнить Вашего предшественника? Пожалуйста, не воспринимайте это лично. Дело в том, что в Тбилиси сейчас находится Гройсман.

Что касается Яценюка, он принимал участие в совещании, которое состоялось в рамках Саммита ГУАМ. У нас тогда была очень продуктивная встреча, и я не вижу никаких осложнений в этом.

Существуют ли какие-нибудь проблемы, которые могли бы мешать развитию отношений между двумя странами? Вы видите такие проблемы?

Нет, я не вижу никаких проблем, которые могли бы сдерживать развитие отношений между нашими странами. Мы находимся в режиме диалога прямо сейчас, и когда возникнут проблемные вопросы, они будут решены, мы сделаем это совместно.

Каково Ваше мнение о депортации десятков грузин из Украины, которая на самом деле оценивается как политическое решение? Если бы Вы были Премьер-министром Грузии, как бы Вы оценили этот шаг?

В нашей стране есть правоохранительные органы, которые действуют согласно закону, и если кто-то нарушает эти законы, эти ведомства отвечают соответствующим образом. Они действуют согласно закону, даже если их действия могут быть приняты как политически мотивированные. Позвольте мне это сказать, ко всем законным гражданам Грузии в Украине относятся с уважением и любовью. Я уверен, что всех законных граждан Украины в Грузии также уважают. Однако, если гражданин Украины нарушает грузинское законодательство, он будет немедленно депортирован, и мы отнесемся к этому решению с уважением, поскольку сделать это — суверенное право Грузии.

У нас есть один гражданин Украины, который соответствует этому описанию. Он подозревается в совершении действий, которые противоречат грузинскому законодательству, но он сбежал из Украины и сейчас живет в Грузии. Я говорю о Леониде Черновецком, Вашем коллеге — бывшем мэре Киева. «Форбс» оценил его состояние в $ 500-800 миллионов. Он далеко не бедный. Есть ли у Вас информация относительно обвинений правоохранительных органов Украины в отношении него?

Я — в исполнительной власти правительства и возглавляю Кабинет Министров. До этого времени я не слышал никаких жалоб министра против господина Черновецкого. Что касается правоохранительных служб, то, насколько мне известно, время от времени у них есть некоторые вопросы относительно господина Черновецкого. Это вопрос вне моей компетенции, и я не могу это обсуждать. Я слышал о определенных проблемах, связанные с этим человеком, но было бы лучше, если вы попросите правоохранительные органы представить оценку ситуации относительно господина Черновецкого.

Есть ли потребность в программе Международного валютного фонда (МВФ) главным приоритетом для Украины? Украина не является исключением, а цена за это всегда очень высокая. Есть ли какие-то недостижимые требования для Украины? МВФ говорит об олигархах, недостатках в банковской системе и других проблемах в своих отчетах.

Мы очень хорошо сотрудничаем с МВФ в сфере управления. Большинство их рекомендаций сейчас находятся в сфере борьбы с коррупцией, которая обычно находится вне компетенции правительства. Эти рекомендации в основном касаются создания соответствующих учреждений. Однако мы полностью поддерживаем создание антикоррупционных судов.

Я считаю, что это правильный шаг. В случае совершения преступления, для этого должно быть соответствующее наказание. Как только мы получим это, все будет работать так, как надо.

Что касается банковской системы, Национальный банк Украины является независимым регулятором банковской системы. Насколько мне известно, Международный валютный фонд доволен работой Национального банка Украины. Что касается правительства, то реформы, которые мы реализуем, являются более важными для Украины и ее населения, чем международных организаций.

[Премьер-министр, очевидно, ведет к окончанию разговора – что вполне понятно, поскольку согласно его графику, через несколько минут ему нужно на встречу со своими коллегами, членами Кабинета министров Грузии.

Я закончу это интервью теми же словами, которыми начал: я верю в успешное будущее Украины. Я верю, что Украина станет сильным, демократическим государством с динамично развивающейся экономикой. Я хочу, чтобы это повлияло на качество повседневной жизни населения Украины. Это требует надлежащего принятия решений, сохранения политического лидерства и желания оставить хорошее наследство. Я верю, что когда человек искренен в своих желаниях и решениях, все возможно.

Автор: Гиорги Исакадзе