Хаос, сарказм и манипуляция, или о кинофильме «Тайный дневник Симона Петлюры»

Увидевший свет в сентябре 2018 г. фильм Александра Янчука вызывает весьма смешанные чувства. С одной стороны, это одна из весьма немногих попыток создать кинопродукт о событиях эпохи Революции и Гражданской войны 1917-1921 гг., с другой – яркая демонстрация неготовности украинских культурных деятелей к подобному творческому вызову.

Как мне представляется, работу можно разделить на две части: первая повествует о политической жизни Симона Петлюры в период Гражданской войны в Украине, тогда как вторая – о его эмигрантских буднях в Париже.

Стоит отметить одну важную деталь: показ великих социальных и политических потрясений 1917-1921 гг. настолько хаотичный, что у зрителя невольно создается впечатление отсутствия цельности и завершенности повествования. Этого, однако, нельзя сказать о периоде 1924-1926 гг., поскольку здесь намечается четкая смыслообразующая линия, ведущая нас к смерти Симона Петлюры и судебному процессу над его убийцей Самуилом Шварцбурдом.




По моему мнению, в подобной структуре можно усмотреть намеки на определенного рода манипуляции, главная цель которых сводится к обелению Симона Петлюры и превращению его в благородную трагическую фигуру и жертву «вихря сошедшихся обстоятельств». В первой части кинофильма этот эффект достигается за счет весьма пренебрежительного и избирательного отношения к историческим фактам, повергающего историка в душевное смятение, а зрителя в водоворот бессвязных и малоинформативных событий; во второй части, напротив, — за счет рафинированной и последовательной реабилитации «организатора» еврейских погромов.

В мою компетенцию, впрочем, не входит проведение исторического анализа всех сцен данного фильма, однако все же я рассмотрю наиболее вопиющие моменты, которые ярко демонстрируют тот факт, что в некоторой степени перед нами не историко-биографическая картина, но своеобразные фривольные вариации на тему событий прошлого.

Так первая часть фильма начинается с позорной сдачи украинскими солдатами оружия полякам. После этого перед нами вдруг предстает решительный политик – в декабрьские дни 1917 г. Симон Петлюра готов прибегнуть к использованию силы для обуздания разбушевавшихся большевиков. Дальше, без указания даты (явное упущение создателей фильма), следует сцена биты за завод «Арсенал» — довольно яркий эпизод январского восстания 1918 г. в Киеве: к тому времени уже не «Генеральний секретар справ військових», а командир подразделения коша Слободской Украины Симон Петлюра, благодаря успешному руководству артиллерийским расчетом приводит «армию» УЦР к победе над «красными» подразделениями. Пленных большевиков, появляющихся в новом кадре, «герой Арсенала» великодушно отправляет в Лукьяновскую тюрьму – среди них и Евгения Бош, присутствие которой в те дни в Киеве не отмечено ни очевидцами событий, ни историками (как понимает читатель, это еще одна ошибка авторов киноленты).

Кадр из фильма. Винниченко, Грушевский и Петлюра ведут переговоры.

Таким образом, от создателей «Щоденника» ускользнули и факты участия в подавлении восстания других командиров, и факты расстрелов участников восстания украинскими войсками. Не приходится и говорить про показ событий в стане красных подразделений – очевидно по причине своих воззрений и несоответствия нынешнему политико-идеологическому такту им было отказано в праве быть представленными в фильме.

Далее, авторы решили опустить события конца 1918 – начала 1919 гг. – по моему мнению это было сделано по причине неоднозначности действий Симона Петлюры в указанный период Гражданской войны. Антиправительственное восстание против Гетмана Павла Скоропадского и последовавшие после него события изобилует фактами, способными подорвать «чистоту образа» главного героя ленты: здесь и полусоюзнические отношения с большевиками, и расстрелы офицеров, выступивших против «самостийника» Петлюры, и провал обороны Украины от красных войск в январе-феврале 1919 г. Создатели фильма обошлись вставкой кинохроники, переход к которой был довольно резким и непродуманным.

Далее происходит ряд еще более интересных вещей. После эпизода встречи известного командира УНР Петра Болбочана с Симоном Петлюрой в мае 1919 г. (разговор происходит тет-а-тет в штабном вагоне пана «головного отамана»), создатели фильма вдруг переносят нас в Киев февраля 1919 г., где в отеле «Continental» происходит встреча теперь уже между тем же Петром Болбочаном и Емельяном Волохом. Последний в извинительной форме пытается пояснить своему коллеге, почему он вынужден арестовать его. Проблема заключается в том, что, исходя из документов канцелярии «головного отамана» украинских республиканских войск, Емельян Волох арестовал Петра Болбочана 22 января 1919 г. в Кременчуге. Не менее забавно другое – после сцены с оглашением расстрельного приговора бедному генералу, подготовленный коллегией украинских военных документ заносится «на подпись» к Симону Петлюре, который с весьма грустным и озадаченным выражением лица откладывает его в сторону – как мне показалось, таким действием создатели фильма латентно сняли ответственность за расстрел столь способного командира с пана «головного отамана».

Не менее показательна сцена встречи так называемого генерала УНР «Кревса» (очередная ошибка авторов фильма, поскольку настоящее имя этого генерала — Антон Кравс) с генерал-лейтенантом ВСЮР Николаем Бредовым. Последний предстал перед зрителем не только в каком-то «неестественном» для периода Гражданской войны мундире, но и с дивной бижутерией вместо ордена Св. Георгия IV степени. Кроме того, в данном эпизоде Николай Бредов указывает, что «Кревс» был генералом войск Австро-Венгрии, однако его последнее звание в армии Габсбургов – подполковник.

Интересно, что в следующей сцене беседы между Симоном Петлюрой и Начальником государства Польского Юзефом Пилсудским (создатели фильма опять допустили ошибку, назвав его главой правительства Польши), польский политический деятель предстает в исторически правильном мундире с орденом «Virtuti militari». Я невольно задаюсь вопросом: почему Николая Бредова показали в столь превратном и искаженном виде, тогда как Юзефа Пилсудского в достаточно приближенном к реальности? Не можем ли мы и здесь усмотреть скрытые насмешки над солдатами и офицерами Белой армии?

Кадр из фильма. Симон Петлюра и Юзеф Пилсудский.

Также необходимо добавить, что своеобразные вставки с сценами боевых действий межу армией УНР и «красными» подразделениями не несли в себе какой-либо смысловой и информационной нагрузки – проще говоря, они находились вне хронологического контекста, чем только вносили сумятицу в ход фильма. Однако мы увидели в них появления Симона Петлюры в самой гуще боевых действий – опять зрителю представили благородный образ настоящего командира, разделяющего со своими подчиненными страдания и лишения, что явно не соответствует исторической действительности.

Тем не менее, этот «радужный» портрет подрывается сценой, повествующей о трагической для остатков армии УНР битве у местечка Базар, произошедшей 17 ноября 1921 г. (в фильме, впрочем, показаны не суровые ноябрьские пейзажи, но нежные весенние дни). На фоне «наступления» плохо укомплектованной, истерзанной и обескровленной украинской армии мы видим прогуливающегося по парижскому парку человека, который размышляет о павших и расстрелянных большевиками «бідних хлопцях». Отвратительно, не правда ли?

В свою очередь, парижская жизнь Симона Петлюры показана более упорядочено. Здесь я вынужден сложить свои полномочия историка, и стать скорее благодарным зрителем, отметив появление интересной атмосферы и успешное исполнение некоторых ролей.

Действительно, создателям фильма удалось в рамках доступных им ресурсов показать парижскую среду, в каковой находился пан «головной отаман» в последние годы своей жизни. Особо ярко это прослеживается в сценах в кафе, где Симон Петлюра периодически появляется и сам, размышляя о содеянном, и со своими близкими. Кроме того, создатели картины также смогли достаточно интересно показать суд на Самуилом Шварцбурдом, сумев вовлечь зрителя в ход этого неоднозначного процесса.

Хочется отметить хорошее исполнение роли Симона Петлюры Сергеем Флоровым – он сумел показать нам потерянного среди парижских улиц политического деятеля малоизвестной страны, пытавшегося осмыслить прошлое и оказавшегося перед фактов туманного будущего. Это весьма жалкое, с идейной точки зрения, зрелище сглаживалось приятной внешностью самого актера, а также его манерой исполнения своей роли – он превратил мещанина Симона Петлюру в аристократа, который ныне праздно страдает от поражений прошлого, но делает это в блистательном Париже.

Отдельно нужно отметить исполнение роли Самуила Шварцбурда – Олег Треповский, для которого эта роль стала последней, отлично сумел сыграть полусумасшедшую, болезненную творческую натуру, не сумевшую смириться с ужасами пережитого. По моему мнению, это наиболее запоминающийся герой данного фильма.

Кадр из фильма. Олег Треповский в роли Самуила Шварцбурда.

Я должен также указать на отличное исполнение роли Христиана Раковского – актер прекрасно показал сдержанную, монументальную фигуру своеобразного гения «красного зла». На фоне потерянного Петлюры он выглядел как профессиональный государственный деятель, задававший своими действиями тон европейской политики.

Замечательно был показан и защитник Самуила Шварцбурда Анри Торрес: во время фильма вы чувствуете, как отчаянно и лихорадочно он пытался добиться оправдательного приговора для своего клиента, отрабатывая заплаченные ему советским правительством суммы.

Очень смешно выглядел Богдан Бенюк в роли Михаила Грушевского (причина кроется в его бороде, неестественность которой можно было заметить невооруженным глазом), а также Евгений Нищук, также внесший элемент комизма в заключительные сцены кинофильма – настолько забавно он с трубкой в зубах и коньяком в руке «поминал» своего убитого «товарища», который в действительности являлся его главным политическим оппонентом на ярмарке тщеславия Революции и Гражданской войны. Еще один момент, приводящий искушенного зрителя в забавное изумление – это фамильярное обращение Юзефа Пилсудского, который во время переговоров с Симоном Петлюрой дружественно хлопает его по плечу, переходя с ним на «ты».

Что остается добавить? Желая охватить значительный период политической биографии Симона Петлюры, авторы кинофильма сумели внятно показать только его парижский период жизни, создав повествовательный хаос вокруг периода Гражданской войны. Быть может это и есть закономерный результат стремлений представить неоднозначную личность исключительно в белом свете? И быть может желание широты хронологического охвата в подобных условиях приводит к провалу? Одно я могу сказать точно – посмотрев этот фильм начинаешь понимать весь ужас положения праздношатающегося лидера малоизвестной республики.

Родион Пришва