Осторожно! Вирус национализма!

Вирус национализма стремительно распространяется по миру. Сегодня мы просто наблюдаем пандемию националистических воззрений. Если Вторая мировая война дискредитировала, в очередной раз, идеологию национализма, то распад СССР вернул ее к жизни и за последние 25 лет национализм вновь распространился по миру. И теперь накрывает националистической риторикой страны где и в которых, как ранее казалось, победили идеи космополитизма и либерализма — Великобританию (Брексит), США (Трамп), Францию (Ли Пен). Да и во всех остальных странах национализм поднимает голову, разделяя их и заставляя все больше отгораживаться от своих соседей самыми различными методами и под самими различными предлогами.

Передовые страны мира теперь тоже оказались в зоне действия этого вируса. Именно вируса, потому как национализм имеет все признаки болезни и похожие способы распространения. Обратите внимание на этот вирус!

Дмитрий Корчинский — самый известный украинский националист




Огонек в глазах, чуть приподнятая голова, рука тянущаяся к сердцу. Речь о «своем» народе и стране, переходящая в пламенный запал. Минимальное чувство самоиронии в высказываниях и уверенность в своей правоте не на основе аргументов и логических доказательств, а по «зову сердца», по чувству «интуиции», по внутренним «хотелкам и желаниям своей правоты». Обязательно наличие соседей-антиподов, которые — «мешают». Обычно, в этой роли выступают соседние народы, которые на сегодня равны или более сильны.

История у зараженных вирусом своя, известная только им на основе из вырванных фактов у ортодоксальной общей истории, приправленных элементами разнообразных вариантов теорий заговора, направленных против них и в борьбе за мировое доминирование. В случае слабого знания истории, а в подавляющем большинстве случаев они лишь думают, что знают историю , уверенно заявляют, что нечего копаться в старом грязном белье, а надо жить здесь и сейчас. Ортодоксальная история для них -это переписанная «врагами» и дополненная нелицеприятными фактами специально для унижения и умаления их нации. В основном они декларируют «свою» историю, почерпнутую ими из пропагандистской литературы часто полностью эзотерического характера.

Особое возбуждение и веселье у зараженных вызывают казусы и неудачи соседей, к которым питают раздражение и враждебность. Эти неудачи раззадоривают их весельем, радостью, смакованием «глупости» соседей. Все свои такие же казусы и неудачи стараются просто не замечать, изредка, под явным укором либерально замечая, что такое может случаться с каждой нацией. Прежде всего замечают худшее в чужом, а хорошее в своем. В дискуссиях пользуются логическими аргументами лишь на первичных стадиях. А далее аргументы, как правило, у них быстро заканчиваются, а после переходят к увиливанию от конкретной темы обсуждения, пытаются перепрыгнуть или сменить тему обсуждения и если их удерживать за язык, то озлобляются, переходят к оскорблениям и навешиванию ярлыков. Во многом, их мышление состоит из ярлыков и обобщений, им так проще воспринимать, общаться и идентифицировать окружающих на «свой-чужой». Самые недалекие из них лучше всего общаются лозунгами и картинками с обобщениями, притом часто ложными.

Национализм дает им какое-то чувство сопричастности с «великой» значимостью своего народа и страны. Своего рода одевает «корону» гордыни за свою родину на голову. Особенно «грамотные», чувствующие себя «знающими» свою историю и сложившие в голове пазл «своей национальной» истории, уходящей в первобытный строй и к «протонароду», переходят во внутреннее состояние народного «мессии». Но, как правило, национализму подвержены люди с ограниченным набором знаний, ведь в основе национализма лежит, прежде всего, одно — игра на чувствах : знание и любовь к своей малой родине, к месту где родился, вырос и провел лучшую и большую часть своей жизни. Да, из невинной и чистой любви «нет на свете краше родины моей» и произрастает национализм, подпитываемый отсутствием знания и понимания любви такой же родины у соседа, а также врожденными собственническими инстинктами и способностью человека искривлять себе в угоду причинно-следственные связи. Вот это основной психологический типаж националиста.

Можно, конечно, говорить и о приверженности националистов к народной культуре, языку, кухне, одежде, обычаям, но в подавляющем большинстве случаев дальше словесных деклараций любви к своей культуре — им высказать нечего. Потому как язык, одежда, кухня, история и остальные элементы культуры требуют профессионального подхода, который лежит во взвешенной научной методологии без вкраплений политики и идеологии. А национализм пытается подогнать все эти элементы научного изучения культуры под себя и в угоду себе, искривляя тем самым их значимость, выбирая что выгодно показать, а что нет. Банально, но факт, где есть национализм, да и любая политическая идеология — там нет научного метода. Представьте себе политическую идеологию в физике. А националисты, как в свое время и коммунисты, беспардонно лезут в историю, лингвистику, этнографию, и многие другие науки, пытаясь их приспособить под себя, забывая, что существует понятие — научный метод. Поэтому, на самом деле, национализм только ограничивает культуру, загоняя ее в свои рамки восприятия нации.

Большинство людей, зараженных сегодня этим вирусом даже не знают, что национализма, как понятия, явления, идеологии до конца 17 века не было в принципе. И только с ослаблением религиозного влияния, религиозного конфессионального разделения, появился национализм. Первое подобие национализма появилось в Англии во время «славной революции», когда католиков в Англии начали ассоциировать с преданными королю Якову II «захватчиками» ирландцами, которые выступали против англичан и голландцев-протестантов Вильгельма Оранского, при этом различия в религиозных конфессиях отошли на второй план.

А толчок развития национализм получил из покорения Наполеоном всей Европы, когда французы, как католики, так и протестанты, во главе с Наполеоном покорили на время Европу и, как реакцию, вызвали к жизни национальные устремления общностей объединенных одним языком и культурой. Ведь ранее разделение проходило, прежде всего, по религиозным верам и принадлежности к феодалу, и лишь в третью очередь по культурным общностям. После Наполеоновских войн на идеях пангерманизма произошло объединение Германии.

Наполеон I Бонапарт

В Российской империи, в частности в Украине, первые ростки национализма появляются с 1846 года и основания Кирилло-Мефодиевского братства, первой и основной идеей которого был панславянизм и реформы Российского самодержавия в объединенную федерацию-конфедерацию республик с чехами, сербами, болгарами, поляками, белорусами, украинцами и русскими. За участие в этом братстве, и после его разгона, Тараса Шевченко и отправили в солдаты, а Костомарова в ссылку в Саратов. Все 12 членов братства пострадали, а многие из 100 им сочувствующих были взяты под наблюдение.

Не забываем, что еще 150 лет назад политикой и полит-идеологией могли заниматься или делать вид, что занимаются, лишь элитных менее 1-го процента населения, а остальные были если не в крепостных, то, банально, были не образованы и не умели читать. Так вот те, «первые 12 националистов» этого братства (Костомаров Н., Кулиш П., Шевченко Т., Белозерский В., Гулак Н., Маркевич О., Андрузский Г., Навроцкий А., и другие) ратовали за объединение славян, как единого народа, отводя украинскому обществу ключевую роль в этом единстве и объединении. Кто не верит — читайте программные книги братства: «Книги бытия украинского народа» и «Статут славянского братства им. Кирилла и Мефодия» и решайте для себя сами, что там общего с современным нам национализмом.

Под влиянием национализма произошла борьба элит Нового света против испанского колониализма, длившееся весь 19 век. Из распада Испанской империи и постепенно отваливавшихся кусков Франции, которую трясли революции, усмотрев четкие центробежные тенденции национализма в многонациональных государствах, многие империи вынесли идеи использования национализма друг против друга. Уже в конце 19 в начале 20 века спецслужбы основных империй мира начинают использовать национализм и националистов, как центробежную и сепаратистскую силу , в борьбе между собой.

В истории человечества постоянно используется такой метод, как «разделяй и властвуй». Сталкивая лбами и находя противоречия между группами населения, стравливая, ослабляя их, элита таким образом управляет и берет население под контроль, как в своей стране, так и поддерживая противоборствующие группы за рубежом.

Национализм — это классика формирования таких групп, общностей для стравливания их между собой и ослабления этим населения и государственности не моноэтнических стран. Национализм наравне с коммунизмом активно применялся и финансировался Центральными державами (Германией и Австро-Венгрией) для формирования групп оппозиции и раскачивания Российской империи в Первой мировой войне. Уже никто не спорит о Германском финансировании и способствованию Ленину прийти к власти в Российской империи. Точно также, как Ленин с большевиками, финансировались и различные группы националистов, в том числе и Грушевский М. , за что и был сослан в Симбирск еще в декабре 1914 года и, в общем, пробыл под наблюдением до Февральской революции 1917 года. (вот исследование с фактами по этому поводу ).

Кирилло-Мефодиевское братство

Под влиянием множества факторов, в том числе и национализма, рухнула Российская империя. И не только Российская, но и Австро-Венгерская, и Германская, в которых тоже были свои Ленины и Грушевские. Эти же процессы были и в Британской империи, которая прошла более длинный, спокойный период развала и трансформации.

Ни в коем случае я не хочу сказать, что национализм и националисты это однозначно агенты других держав. Нет, они не агенты, но их, в массе наивного населения, часто используют в темную и в большинстве случаев потом оказывается, что их руководство получает деньги в том или ином виде из-за рубежа. При сегодняшней глобализации и политизации почти все СМИ, общественные организации, партии, фонды, известные активисты, борцы, эксперты, вот 99 процентов, — все финансируются теми или иными уровнями власти, а также грантами из-за рубежа и ничего страшного в этом нет. В конечном итоге, это стимулирует уровень мышления и способность человека отделять правду от лжи.

Начало Первой мировой войны

Также было и в 1914 году, когда в Первой мировой столкнулись миллионы патриотично настроенных к своей родине-империи людей. Поинтересуйтесь, в начале войны люди шли на эту бойню с радостью и мыслью, что они «добывают и защищают на бранном поле величие для своих государств». Но смерть, разрывая в клочья человеческое мясо, сняла корону гордыни величия и она укатилась так далеко, что по результатам войны проигравшие империи рухнули, а выигравшие оказались в стадии тихого распада, — но во всех них бродил призрак революций в желании обманутого народа сменить власть. В России пришли к власти большевики (со своей диктатурой пролетариата и теорией классового разделения), а в моноэтнической Германии (которая тоже оказалась на грани большевизма) начали взращивать в противовес коммунизму — национализм (с его разделением на нации). После победы в Германии крайней формы национализма — нацизма, где нация преподноситься превыше всего было естественно, что два категорических антипода коммунизм и нацизм намертво вцепятся друг другу в горло, что и произошло. Категорическая утопическая теория доминирования класса рвала в смертельной схватке теорию доминирования отдельной нации — во Второй мировой войне.

Банально, но тактически победила теория класса по одной основной причине — класс в обществе цивилизации более емкое понятие, чем нация и может поглощать нации. То есть, класс пролетариата, в коммунистической идее его доминирования, не делает национально-этнических различий и принимает в свои ряды все нации, а ресурсы нации ограничены культурной общностью конкретных этно-групп. А стратегически победил некатегоричный либерализм, наблюдавший за этой очередной бойней из-за моря и фактически включившийся в пожинание плодов победы на самом заключительном этапе войны, когда исход был ясен. США, Великобритания и либеральные демократии выиграли стратегически вторую мировую войну, как экономически, так и политически — обломав запал распространения в мире коммунизма его антиподом нацизмом.

Нацизм — крайняя форма национализма

При этом, была показана категоричная утопичность идеи доминирования одной нации — нацизма, крайней формы национализма. Фактажом утопии служили этнические чистки «великой нации» в борьбе с другими нациями за «жизненное пространство», вылившееся в холокост и миллионы трупов.

Здание ООН в Нью-Йорке

После второй мировой войны идеи национализма были обесценены нацизмом и до сегодня националисты в большинстве стран оцениваются как пособники своего крайнего воплощения — нацизма, как скрытые, так и явные (зависит от степени их радикализации). Притупив и обломав запал распространения коммунизма в мире Второй мировой войной, цивилизация перешла в стадию би-полярного мира, в котором либералы ждали падения утопии коммунизма из-за его категоричного противоречия с природным человеческим чувством и стремлением к частной собственности.

Сразу после смерти Сталина и прихода Хрущева стало ясно, что коммунизм падет со временем, потому как Хрущев значительно смягчил основную составляющую идеи коммунизма — диктатуру, и экспансия коммунизма стала менее агрессивной. А без кровавой диктатуры Сталина невозможно было сдерживать естественное, прирожденное стремление человека к частной собственности. Смягчение диктатуры и привело к падению коммунистической утопии в 1991 году.




Кремлевские звезды замененные ныне на двуглавых орлов

Но технология использования национализма не была отвергнута полностью западными либеральными демократиями и в значительной мере использовалась для создания оппозиционных групп в борьбе как с коммунизмом так и между собой. Чем значительней ослаблялась диктатура в СССР, тем более поднимали голову национальные центробежные идеи. В 1988-1991 году в Союзе, на фоне экономического падения, активно культивировались националистические идеи, что привело к распаду СССР на псевдо-национальные государства с огромным количеством заложенных этнических конфликтов почти в каждом из вновь образованных. Нельзя сказать, что это было полностью проплачено и организовано из-за рубежа, но нельзя и сказать, что национальные движения не поддерживались из-за границы, а национальные диаспоры не сотрудничали со спецслужбами и властями стран их приютивших, за которыми стояли антипод СССР — США.

Фактически, можно рассматривать историю 20 века как историю века одной войны начавшейся в 1914 году, а закончившейся полностью в 1991 году. Потому как возникший в этот период государственный большевизм и национализм (часто в крайних формах) и все остальное с ними связанное — это производные этой войны, основанные на популизме всеобщего равенства с одной стороны, и любви к своей малой родине с другой стороны.

Из-за обесценивания (на время) идей коммунизма и нацизма в мире, идеи национализма, как более мягкой, популярной, примитивной, легко воспринимаемой, близкой людям, не требующей более глубокой мысли идеологии в массах стали сегодня очень популярными.

Если, утрировано, раньше СССР играл на социал-экономической справедливости и всеобщем равенстве, а США на свободе личности и национализме в других странах. То с появлением, в принципе, капиталистической России такой же как США, пусть более отсталой, но такой же, привело к появлению нового игрока на поле развития популяризации национализма. Россия просто начала играть теми же методами, какими ранее играло и играет США.

То есть теперь в мире культивации национализма стало два раза больше, к США добавилась Россия. Как результат мы видим не только обостряющейся национализм и противоречия между его группами на пространстве бывшего соц. лагеря, но и появления таких противостоящих групп на западе. Брексит в Великобритании, обострение американской идентичности в противостоянии с латиносами, миграция в Европе и появление там нетерпимости к неевропейским общностям и этносам это первые явные колокольчики.

Вирус национализма распространяется и культивируется в мире теперь в два раза быстрее. Каждому лоху, извините меня, теперь фактически в два раза чаще пытаются надеть корону гордыни исключительности национального признака, чтобы он пошел, надувая щеки от самовлюбленной значимости, искать такого же, только с другим национальным признаком, бить ему морду и доказывать, что его «нация» более значимая. А в это время, на основе либерализма, а именно свободы личности, более умные и стойкие к вирусу национализма, будут его декларировать на словах, но заниматься обогащением себя и своих семей, пока зараженные доказывают друг другу у кого «корона» больше. Это мы сейчас и наблюдаем в мире. И это, к сожалению, только начало. Фактически мы вернулись к состоянию мира до 1914 года, но с новым витком промышленных технологий. Это и называется — откат либеральной демократии в мире.

Франклин Делано Рузвельт — флагман либерализма в мире.

Почему откат? Потому как либерализм, образца послевоенного 1945 года, может существовать лишь в противостоянии с явно враждебной идеологией, каким был коммунизм. Без такого противостояния некому и нечем сдерживать человеческую алчность, лежащую в основе коррупции. Нет страха. То есть, если раньше богатые в либеральных демократиях, боялись потерять свою собственность из-за революционных настроений при социальном расслоении, боялись СССР, который мог бы подпитать, усилить и провести смену режима, что он не раз делал, — то сегодня этого страха там стало меньше. Соответственно, богатые стали быстрее богатеть, а бедные беднеть, увеличивая социальное расслоение общества, сдвигая его к радикализму и революциям. При этом ширмой для обогащения часто выбирается национализм.
Недаром, старые миллиардеры на западе пытались запустить филантропию завещания напакованных ими миллиардов обществу. Они помнят, что если не поделиться с бедными, то бедные потом могут вынести у них все.

Джордж Сорос

Но это всего лишь маленькая часть проблемы. А суть в том, что сам этот откат либеральной демократии показывает, что эта идеология в сегодняшнем варианте устарела и требует новой прошивки. В социально-политическом плане мир сегодня остановился в ожидании более новой идеологии. Которая если бы не устранила, то смягчила такие проблемные моменты либерализма, как коррупция, значительное социальное расслоение, религиозная нетерпимость, использование популистических доктрин национализма, коммунизма, который тоже со временем будет возвращать позиции, а также нескольких остальных. Напомню, что политические идеологии всегда уходят в философию, а философия всегда исходит из религии и ее отношения к ней.

Как сказал мой товарищ, на фоне более или менее идеологической однообразности установившейся в 1991 году, несмотря на некоторые отсталости стран, мир начал спекать пирог новой идеологической парадигмы, которая заменит, поглотив в себя, либеральную демократию. Это длительный процесс и пирог будет часто получаться испорченным различными популистскими, но к сожалению близкими и простыми идеями для понимания населения, вроде национализма. Но «короны» будут сниматься противостоянием крови и лишениями, пока не спечется та парадигма, которая будет удобоварима, относительно равна для всех и закрепиться на довольно длительный период нового витка развития цивилизации.

Но пока процесс формирования нового будет продолжаться, активно в мире будет использоваться вирус национализма. Особенно в отсталых странах, в которых элита представляет собой, полностью пораженные алчностью накопления и хватательными рефлексами, кланы, лишающими их чувства самосохранения и взгляда в более отдаленное будущее. Именно такие элиты играют в относительно короткую игру коррупционного самообогащения, постоянно подпитывая национализм и рознь, декларируя якобы свою национальную патриотичность, с каждым разом все больше и больше, превращаясь, в своего рода, наркомана. С такими националистическими прививками общество будет радикализироваться и в дальнейшем уничтожать такие элиты, пока не разорвется этот замкнутый круг в понимании его самоуничтожающей бесперспективности.

Надо понимать, что национализм это популистское зло, лозунговая, пафосная ширма коррупции и борьбы за власть. Защитой от этого вируса служат ортодоксальные обширные знания и критическое восприятие себя и окружающей действительности. Именно национализмом уводят в сторону от проблемы коррупции, заставляя спорить о каких-то этнических разностях, в то время как другие четко помнят то, что деньги не пахнут и золото не имеет национальности. Помните, что национализм только ограничивает разнообразную культуру этноса и пытается ее подчинить своей политике. Не поселяйте в себя этот вирус, который сегодня активно культивируется в Украине, как внутренними так и внешними силами.