Польша. Неужели начало конца?

Как в любом виде деятельности профессиональный взгляд увидит и определит чуть заметные моменты и тенденции предвосхищающие будущие события. Слесарь заранее скажет какой кран выйдет раньше из строя, it-шник выскажет мнение о продвижении сайта, раньше чем слесарь, а историк увидит первые «звоночки» повторяющейся истории.

Обычному человеку будет смешно сейчас услышать, что Польша в 2017 году возможно встает на направление пути к началу своего конца и потери государственности.

Сегодня это кажется нонсенсом, потому как Польша — великая восточноевропейская страна, с развитой и, уже самодостаточной в определенной мере  экономикой, полноправный международный партнер, влиятельный член Европейского Союза и имеет очень весомый голос если не во всем мире, то однозначно в Европе.  Настолько влиятельный, что даже в ЕС Польша, подвергаясь критике, может отстаивать свою внутреннюю политику. Что же с ней может случится?




Ведь очень многие западные и наши эксперты предрекают ее государственности долгую жизнь и процветание. Известнейший американский политолог и геополитик  Джордж Фридман, основатель  и директор частной разведовательно-аналитической организации «Стретфор» в нескольких своих работах отдает ей доминирующую роль в Восточной Европе.

Джордж Фридман

Как же и что же может случится, чтобы Польша могла бы пойти другим, не предсказываемым ей подавляющим большинством экспертов путем? Путем, ведущем к потерям ее государственности и главное какие первые «звоночки» указывают на то, что это именно так начинает происходить.

Из истории известно, что Польша уже теряла свою государственность и свыше ста двадцати лет была разделена между соседями в результате трех основных разделов Речи Посполитой (1772-1795г.) между русскими и немцами. А потом, после краткого периода восстановления еще 52 года (1939-1991г.) находилась под жестким контролем Германии и СССР.

Фактически, Польша около последних двухсот лет находилась лишь  в воспоминаниях  о своей былой славе и в двадцатилетней попытке (1918-1939 г.) восстановить свою государственность.

При этом важно отметить, что многие в силу современных политических условий помнят лишь то, что Польшей владела Россия, но это не совсем так, потому как в разделе Польши всегда участвовали Пруссия и Австрия. То есть с геополитической точки зрения это территория славян примкнувших к германо-романской цивилизации, находящийся на ее краю и «сливающейся», «предающийся» ею в моменты своей слабости или единства взглядов  между Россией и Германией.

Три основных раздела Польши

Соответственно, геополитически, если у России и Германии много общего  и есть взаимопонимание Польша становится не нужна и ее делят. Как только между Германией и Россией возникает недопонимание и напряжение — им становится необходим буфер, которым раньше выступала Польша. И это прежде всего объясняется банально простым географическим положением, из которого вытекает геополитическая составляющая.

Поляки, знающие историю, — это прекрасно понимают. Поэтому еще с начала прошлого века и даже намного ранее, когда они начинали восстанавливать свою государственность , — всегда заручались поддержкой более дальних соседей. Из глубины веков им помогали Франция, потом Великобритания, а сегодня США. Для далеких стран, которые хотят повлиять на Россию и Германию (а значит и на евро-азийский континент) Польша выступала фортпостом и разделяющим клином.

Поэтому для существования Польши важны прежде всего три фактора:

  1. Отсутствие дружбы, сближения , а желательно наличие противостояния и конфликта между Германией и Россией.
  2. Поддержка ее государственности более крупными, но далекими мировыми государствами, вроде Великобритании, Франции и США.
  3. Отсутствие внутреннего разлада между самими поляками.

Как только эти три фактора перестают в той или иной мере оказывать поддержку Польше, она начинает  ослаблять свою государственность. А при их негативном срастании Польша оказывается разделенной и перестает существовать. И об этом говорит неоднократно повторяющаяся история.

Важным элементом безопасности Польши всегда было то, насколько велик ее геополитический буфер между ней и Азией, откуда постоянно ранее приходили орды завоевателей. Этот геополитический буфер ранее для нее составляли  Литва, Белоруссия и Украина, которые оформились после развала СССР в отдельные государства.

Речь Посполита в максимальных своих размерах

Сама польская и мировая интеллигенция понимает, что развал СССР явление достаточно временное и что обязательно найдется со временем новый лидер, который сможет связать и восстановить  сегодня разрозненные территории бывшего СССР или Российской империи.

Советская Европа

И не важно вообще, как это будет называться и под соусом какой  идеологии это будет сделано. Потому как, прежде всего, в данном восстановлении играет мощнейшую роль сама география континента, которая предрасполагает к созданию государства на всем этом огромном пространстве того же советского лагеря, Российской империи, орды Чингисхана-Мунке или кочевья Аттилы.

Гоби, преддверия  Гималаев, Среднеазиатские долины в контрасте с горами Афганистана, Кавказ, Черное море, Карпаты очерчивают границы и единят территории для совместного проживания и использования в одном государстве.

Северная Евразия и Россия на ней

Ранее, на протяжении тысячелетий эти территории единила великая дикая степь протянувшаяся от Монголии до Дуная и как только в ней появлялся лидер и идеология, то появлялась и новая супер держава, которая с каждым витком развития технологии все дольше существовала.

Евразийская степь, которая объединяла кочевья на протяжении тысяч лет

Единственным  образованием, не огражденным природными барьерами от этих территорий, была Польша, которая и противостояла экспансии с Востока, была буфером для западной романо-германской цивилизации, при этом падала и возрождалась в зависимости от силы, значимости и влияния каждой евро-азийской империи.

Сегодня, после падения СССР, запад пытается создать отдельный, противостоящий буфер из Украины, потому как Украина занимает важнейшее геополитическое положение для формирования государственности будущей возможной империи. Ведь именно выходцы с Украины фактически сформировали управленческие основы последних евро-азийских империй, основали в экспансии на восток ту же Москву, стояли у основания контроля за дикой объединяющей степью  и потом взяли  управление над ордами самых различных азиатских народностей циркулирующих по евро-азийскому континенту. Для этого просто необходимо вспомнить Долгорукого, Хмельницкого, Разумовского, того же Антонова-Овсеенко с Хрущевым и Брежневым или Шевченко, как участника славянофильского Кирилло-Мефодиевского братства, ратущего за единение славян от сербов до русских на республиканских основах.

Но при этом на западе многие понимают, что даже при политике «разделяй и властвуй» базируемой на национализме, со временем народы населяющие данные территории ощутят это «пользовательское» отношение и национализм отступит, а на его место зайдет единящее начало экономического базиса. Ведь после национальных конфликтов проигравшая сторона выводит  в западный мир средства и ресурсы. Современные коррупционные оффшорные деньги оседают именно там.

Когда на евро-азийском пространстве наступит понимание пагубности разделяющего и истощающего национализма и кланового протекционизма, уменьшится коррупция и жизнь здесь подойдет к пониманию справедливости местного распределения ресурсов, —  начнется процесс экономической интеграции и, соответственно, единения и формирования нового государства. И это государство возможно будет обстоятельно сдерживать лишь географией, а не строящимися стенами. В истории еще ни одна стена не сдержала пассионарной экспансии, в том числе и Великая китайская стена, а Китаем правили монголы.

Великая китайская стена на современной карте




Поэтому запад на Украину смотрит с точки зрения лишь временного союзника, который играет роль в его политике «разделяй и властвуй», но ресурсов для формирования из Украины фортпоста аналогичного Польше нет. Поэтому и в Украину загоняется в десятки раз если не в сотни раз меньше денег, чем в Польшу. Поэтому территории современной Украины являются прежде всего буфером для Польши и есть всего два варианта для нее ими владеть: как дружественное государственное образование или как присоединенной колонией во времена Речи Посполитой. Но второй вариант не оправдал себя исторически.

Мало того, формирование польского фортпоста для запада также ограничено уже не ресурсами, а тем, что само польское население уже начинает одевать «корону» гордыни и считает возможным существование своего государства без помощи тех же США и Великобритании. Кроме этого сама Польша начинает посматривать в сторону Украины с точки зрения национальной «короны» и гордыни. А это означает, что Польша достаточно насыщена деньгами запада и ее население массово начинает считать себя самодостаточными, забывая о том, что они прежде всего фортпост.

Давайте более детально посмотрим на последние события в Польше, которые являются первыми звоночками ее «короны» гордыни и начала ее вступления на путь падения.

Польша, на фоне экономического роста, все более отказывается от дешевых денег МВФ. Так, 15 октября 2017 года Польша отказалась от 9,2 млрд. долларов кредитной линии МВФ. С одной стороны, для популистского понимания обычного большинства, это хорошо. Но в действительности это было бы хорошо тогда, когда Польша в реальности полностью стала бы самодостаточной страной, равной странам той же большой семерки. Но в условиях, когда множество поляков работает в Великобритании (около полмиллиона), а в остальной Европе польских трудовых мигрантов до 1,5 миллиона, то есть около 19 процентов трудоспособного населения Польши, — саму Польшу трудно назвать самодостаточным государством в полной мере. Мало того труд польских трудовых мигрантов заменен трудом около 800 тыс. пришлых мигрантов в основном из Украины.

С 2004 года Польша, вступив  в ЕС, только в рамках европейских программ получила свыше 100 млрд. евро. Но при этом около 19 процентов работающего населения вынуждено работать за границей.  Сможет ли такая Польша, испортив отношения с украинским населением (при том неважно по чей вине) противостоять  той же России? Но полякам уже кажется, что они самодостаточны.

Вторым основным «звонком» о том, что Польша одела «корону» гордыни являются ее отношения с Украиной, и даже не столько с Украиной, а сколько с обычным украинским населением, которое едет туда работать вместо поляков, которые работают в Европе.

Польша пресытилась украинцами. Они там везде. В ноябре 2017 года я посещал Польшу по приглашению своих друзей и то, что творится на польско-украинской границе сейчас очень контрастирует с тем, что наблюдалось полгода ранее.

Моя семья довольно часто бывает в Польше, честно говоря для того чтобы приобщится к благам польской цивилизации, архитектуре, посетить интереснейшие музеи, различные мероприятия искусства, а также, конечно же насладится радушием друзей, посещая рестораны.

Автобусное сообщение ранее и год назад  было просто замечательным, регулярным и не представляло ни каких особых сложностей. Но в последнее посещение я начал ощущать, что отношения в политике между Украиной и Польшой стали меняться.

Автобус Киев-Варшава, который прибыл на пункт пропуска Ягодин, в течении часа прошел украинскую таможню, и встал в очередь автобусов на польской стороне. Ранее очередь составляла 1-2 автобуса, а в этот раз его место было 16-надцатым.

Очередь из автобусов на Польской таможне в 3-00 ночи

И это не результат безвиза. Просто польская сторона начала очень скурпулезно и длительно осматривать пассажиров, при этом не увеличивая число оформляющих и досматривающих таможенников. Ищут сигареты (больше 2 пачек везти нельзя), бутерброды, сало и досмотр стал максимально дотошным.

Вид на очередь из окна автобуса

Весь багаж проходит сквозь сканеры, автобусы обыскивают, как будто там может спрятаться покойный Усама Бен Ладен . Одну женщину сняли с автобуса за «поддельное» приглашение проданное ей украинской фирмой. Осмотр одного автобуса проходит около часа, большую часть времени которого пассажиры ожидают со своей кладью в комнате метражом квадратов на 50. Нас в такой комнате набилось из двух автобусов.

Но туда еще надо было попасть. Ведь, наш автобус, который стоял в очереди 16-тым и должен был бы начать таможенное оформление после минимум 12-часового простоя.

Провести 12 часов в стоящем автобусе и с детьми — вызывает крайнее раздражение. Тем, кто теперь едет с Западной Украины в Варшавский  аэропорт фактически приходится выезжать за сутки заранее, потому как автобусы опоздывают в среднем на 12 часов или в корне менять маршрут. Представьте, что за сутки такая «пропускная» способность автобусного пасажиропотока и только по Ягодину составляет около 1000 человек.

То есть, это 1000 человек в день, которые ощущают пренебрежительный и оскорбительный негатив по отношению к себе от польской таможни. И это 365 тыс. человек в год! Только на Ягодине. Потом государственные деятели будет недоумевать откуда растет негатив и напряжение? А вот из таких мелочей. И это только автобусные очереди, а к очередям из длинномеров и просто машин, растягивающихся иногда на километры и несколько суток, уже давно все привыкли — лишь государственные деятели по обе стороны границы скромно пеняют друг на друга виною, сами зарабатывая на контрабанде.

Единственным выходом  из такой ситуации для пассажира является покупка уже новых билетов в первом стоящем в очереди автобусе, если там имеются свободные места. Мне, например, пришлось заново покупать билеты и пересаживаться на ближайший к началу очереди автобус, чтобы не ждать минимум часов 12 в автобусе. И даже в этом случае проезд польской таможни занял 4-5 часов.  При этом стоимость туалета на польской таможне (из двух унитазов ) на которые претендуют время от временя пассажиры 16 автобусов в очереди составляет 2 злотых (15 грн.). Кстати, даже в туалете стоит видеокамера.

Польская таможня аргументирует свое отношение и сложившуюся ситуацию тем, что много простых украинцев везет контрабандой сигареты. Правда в двух автобусах при обыске которых мне довелось присутствовать контрабандистов не оказалось. Мало того, увеличив время и скурпулезность досмотра, польская таможня не увеличила количество работников таможни.

Такое отношение вызывает негатив и обоснованное раздражение среди масс населения. У меня этот негатив был скрашен лишь добродушием и радушным приемом друзей в Польше.

Расспрашивая водителя, о том давно ли такое происходит или может быть это частный и не системный случай, водитель автобуса пояснил, что такое наблюдается повсеместно с начала октября 2017 года. А с 20 ноября 2017 года Польша еще более усилит проверки, потому как вступают  в действия новые правила ЕС для граждан стран, не являющихся членами Шенгенской зоны. Получается с одной стороны ЕС предоставил Украине безвиз, а с другой стороны усилил фильтр и контроль проезда, неофициально унижающий ее граждан. Ранее, когда в Польшу существовал визовый режим, как по мне, было комфортней и проще пересекать границу.

О чем это говорит? О том, что ЕС все меньше делает ставку на Украину, как на буфер, а Польша начинает все более и более прагматично и «пользовательски» относится к украинскому населению. И напряжение нарастает.

Также, либеральную интеллигенцию по обе стороны границы все больше начинает беспокоить нарастание националистических настроений в Польше. Если ранее яркие националистические выходки позволяли только украинские националисты, а украинская постмайданная власть попустительски относилась к проявлениям национализма и даже поддерживает и опирается в определенной мере на него сегодня, то теперь рядовые украинцы начинают пожинать плоды националистического пафоса, выезжая в соседние страны.

В Польше тоже начинает нарастать национализм. Во многом, конечно, виноваты дорвавшиеся до власти украинские националисты вроде Вятровича, которые своими заявлениями и переписыванием истории вызывают волну негодования даже у незаполитизированного населения соседних стран.

Польские националисты на марше 11 ноября 2017 года

Если Польша пойдет на поводу у националистических настроений, то вероятность конфронтации между Украиной и Польшей будет неизбежна. А это в свою очередь вызовет к жизни ту недобрую тень истории, когда Украину вынуждены будут делить более крупные соседи Россия, Венгрия, Румыния и Польша у которых сегодня начинают появляться вроде бы малозначимые трения на почве национализма.

Украинские националисты на марше 14 октября 2017 года

Но если заглянуть еще дальше, то что будет с самой Польшей если Украины не станет? История уже несколько раз отвечала на этот вопрос.

Поэтому сегодня политикам стоит уделить огромное внимание для подавления националистических настроений в своих странах. Необходимо вернуться к толерантности и не допустить очередного витка разрушительной истории, но уже в более жестком технологическом ракурсе. Потому как тот же раздел Украины и Польши, Волынская резня, а также любая конфронтация между народами принесет из-за развития технологий намного большие жертвы, чем это ранее описывает история.

Необходимо снять «корону» гордыни и стать более толерантными, смягчить былые взаимные обиды, увеличить взаимоуважение, отодвинуть национализм, а на первое место выдвинуть экономическую интеграцию и культурную толерантность. Потому как нам и нашим детям здесь жить.

Но в тоже самое время, как это не печально звучит, история говорит, что одни увещевания и предупреждения в мировых процессах играют невысокую роль. Мир скатывается к состоянию до 1914 года — к мировому протекционизму капитализма, где каждый сам за себя. Происходит постепенный откат либеральной демократии. И лишь появление кардинально новой толерантной, космополитической мировой идеологии вместо капиталистического либерализма может изменить ситуацию, толкающую государства к пропасти мировой войны. Поэтому скорее всего история повторится…

Андрей Морозюк