Украина и мир входят в период кризисов

Среди экономистов популярна теория о цикличности мировых кризисовЧетыре последних происходили с периодичностью в 9-10 лет. Черный понедельник и падение Промышленного индекса Доу-Джонса в 1987-1988 годах, азиатский финансовый кризис и дефолт России в 1998 году, кризис 2008 года, начавшийся с ипотечных проблем в США. И что, 2018 год следующий? Украина к нему готова?

Турецкое пике

Детонатором нового глобального кризиса вполне может оказаться ситуация в Турции. Там резко обесценивается местная валюта, что уже затронуло мировые рынки. За неделю лира упала на 25%, а с начала года и вовсе потеряла 45% стоимости по отношению к американскому доллару. 13 августа курс лиры достиг рекордно низкой отметки — 7 лир за доллар. Но потом все же откатился ближе к 6 лирами. При этом в Турции значительно выросли цены на продукты, а инфляция с начала года превысила 16%.




Эксперты отмечают, что турецкий кризис был вполне ожидаем ввиду ряда внутренних экономических проблем. Однако руководство страны винит во всех неурядицах «политический заговор» США. Воинственной риторикой власти Штаты в Турции уже открыто превращают в главного внешнего врага. «У них есть доллар, у нас есть аллах», — заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Последнее обострение в отношениях связано с отказом Турции освободить из-под ареста гражданина США, пастора-евангелиста Эндрю Брансона. Его арестовали еще два года назад по подозрению в поддержке терроризма и причастности к попытке государственного переворота 15 июля 2016 года. Сам пастор категорически это отрицает.

В Турции крайне негативно отнеслись к поддержке со стороны США некоторых курдских вооруженных формирований в Сирии, участвовавших в уничтожении ИГИЛ. В Вашингтоне недовольны новостями о намерениях Турции приобрести у России комплексы С-400, а также совместными действиями Ирана, России и Турции в Сирии. Получается, что Турция, будучи членом НАТО и союзником США, выстраивает тесные отношения и координирует свою политику с Ираном и Россией — стратегическими противниками Штатов и НАТО. Добавьте к этому еще и отказ Турции поддержать санкции США против Ирана, и то, что Штаты отказываются выдавать Анкаре Фетхуллаха Гюлена — главного противника Эрдогана, которого турецкие власти собственно и обвиняют в организации военного переворота и вообще во всевозможных смертных грехах.

Дональд Трамп и Эрдоган лично обсуждали решение проблемы с пастором Брансоном. Но в итоге его только перевели из тюрьмы под домашний арест. В ответ в начале августа США ввели персональные санкции против министров юстиции и внутренних дел Турции. При этом, по словам самого Эрдогана, США выдвинули ультиматум — освобождение Брансона до 18:00 8 августа. Поскольку Турция отказалась, США были введены пошлины на турецкую сталь и алюминий, поставляемые в Штаты, — 20% и 50% соответственно. С этого и началось резкое падение лиры. Контрольный выстрел от Трампа — традиционный «твит», в котором он охарактеризовал двусторонние отношения с Турцией «как не очень хорошие».

Потянет всех за собой?

Но американские санкции лишь проявили и без того системные проблемы в турецкой экономике, которые назревали давно. Причем о них неоднократно предупреждали Международный валютный фонд и Всемирный банк в своих прогнозах. Последние годы в Турции был настоящий кредитный бум. Для реализации масштабных инфраструктурных проектов турецкие компании брали кредиты в иностранных банках в долларах и евро. В итоге корпоративный долг страны в эквиваленте превышает 180 млрд евро. Учитывая, что все это валютные кредиты, выплачивать их станет еще сложнее после падения лиры.

Дефицит бюджета Турции в этом году может составить до 3% ВВП страны. В структуре потребления страны большую роль играют импортные товары, а значит падение лиры будет увеличивать и без того немалую инфляцию. Для бизнеса девальвация сделает непосильными выплаты по кредитам. Для многих компаний это может обернуться банкротствами, а значит — увеличением безработицы. Еще одним слабым местом турецкой экономики может стать рынок недвижимости. Кредитный бум привел к тому, что цена на недвижимость постоянно росла. Сейчас пузырь недвижимости может сдуться.

Но вместо шагов по минимизации последствий кризиса в Турции вовсю работает государственная пропаганда. Эрдоган призывает соотечественников сдавать доллары, государственные каналы показывают очереди в обменники и кадры, как турки сжигают ненавистные баксы. Правда, только жгут купюры в 1 доллар. Еще одними виновными в девальвации лиры объявлены пользователи соцсетей, которые якобы сеяли панику в интернете. Им теперь грозит до пяти лет тюрьмы. Радуются только туристы, которые приехали с валютой и встретили резко подешевевшие в валюте товары в местных магазинах.

Обменник на Голосеевском проспекте Киева 17 августа 2018 года

Но краткосрочное ценовое преимущество, которое получат отдыхающие на турецких курортах в ближайшие несколько недель, — слабое утешение по сравнению с тем, что ситуация в Турции может повлечь за собой глобальный кризис.

Прямые потери от турецкого кризиса могут ожидать кредиторов страны и ее торговых партнеров. В числе первых преимущественно банки европейских стран. В ситуации, близкой к патовой, Анкара смягчила свою еще недавно воинственную риторику в отношении Европы и особенно Германии, куда Эрдоган собрался с визитом. Для Евросоюза расшатывание Турции, которая все еще принимает на своей территории 3,5 млн сирийских беженцев, является худшим вариантом развития событий.

Украина — тоже в группе риска из-за турецких проблем. Турция — один из ключевых торговых партнеров Украины. Причем в структуре нашего экспорта страна входит в первую тройку наравне с Россией и Польшей — в 2017 году на ее долю пришлись 6,15% стоимости поставленных на внешние рынки украинских товаров.В абсолютных цифрах Украина за первые пять месяцев 2018 года экспортировала в Турцию товаров на $1,2 млрд. А импортировала — примерно на $630 млн. Украина зарабатывает валюту на внешней торговле с Турцией — по итогам 2017 года получилось примерно $1,26 млрд.

«Девальвация лиры означает, что произведенные в Украине товары станут менее конкурентоспособными на турецком рынке. К тому же турецкое правительство уже заявило о намерении защитить внутреннего производителя. Это означает, что доступ иностранцев к турецкому рынку может усложниться еще и из-за административных мер», — полагает исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

Еще есть Иран

Могут коснуться украинских экспортеров и санкции США против Ирана. После того как Трамп в одностороннем порядке вышел из ядерного соглашения с Ираном, с 7 августа он еще и возобновил первую волну санкций против этой страны.

Они касаются запрета финансовых операций в долларах с Центральным банком Ирана и операций с внешним долгом, торговли автомобилями, золотом и другими ценными металлами, графитом, алюминием и сталью, углем, программным обеспечением, коммерческими самолетами, продуктами питания и коврами. Следующая, еще более жесткая волна санкций вступит в силу 4 ноября. Она будет касаться торговли нефтью — основного источника валютных поступлений в бюджет Ирана, а также функционирования иранских портов, страховых операций с Ираном и т. п.

При этом конкретных примеров нарушений Ираном ядерной сделки в США не обнародовали. А просто назвали Иран как «государство — мировой спонсор терроризма номер один». При этом по примеру Северной Кореи Трамп готов встретиться с руководством Ирана для заключения новой, более выгодной двусторонней сделки.

Резко против американских санкций выступили в Европейском Союзе. Там обещают защитить европейские компании, «участвующие в законном бизнесе с Ираном». А 8 августа Брюссель выступил с беспрецедентным заявлением, пообещав наказывать европейские компании, которые будут выполнять американские санкции. Противостояние вокруг Ирана ухудшается еще и непосредственными торговыми противоречиями между США и ЕС.

В ноябре ситуация может еще ухудшиться — прекращение поставок иранской нефти на мировой рынок вполне способно вызвать ее ощутимое подорожание. Выигрывает от этой ситуации пока Россия. С одной стороны, в иранской теме она оказалась по одну сторону баррикад с ЕС против США. О большем расколе Западного мира Владимир Путин не мог и мечтать. С другой — экономические выгоды: по итогам первого полугодия 2018 года Роснефть сообщила о рекордной прибыли от экспорта нефти за последние пять лет.

Что касается украинского экспорта в Иран, то тут Киеву придется делать непростой выбор. Если в иранском вопросе примкнуть к ЕС, это будет означать поддержку и России. А если поддержать США, то можно потерять часть товарооборота с Ираном, который в 2017 году превысил $600 млн при значительном положительном сальдо для Украины. При этом в США допускают возможность отдельных исключений из режима санкций, которые будут предоставляться в каждом конкретном случае по запросу «партнеров».

Еще больше санкций

Но и на этом американские санкции не заканчиваются. С 22 августа должны заработать новые ограничения против России, введенные за химическую атаку в английском Солсбери. В Штатах признали, что получили достаточно доказательств вины Москвы в отравлении бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля и его дочки.

Новые санкции касаются запрета на экспорт в Россию товаров, которые могут быть связаны с национальной безопасностью. В частности, речь идет об электронных устройствах и их компонентах, в том числе и тех, которые используются в авиационной отрасли.

Кроме того, если Россия в течение трех месяцев не предоставит гарантий, что не будет использовать химоружие, и не согласится на допуск международных инспекторов к своему химическому арсеналу, то тогда ее ожидает второй этап санкций. В России уже заявили, что никакие условия выполнять не будут, так что можно ожидать снижение уровня дипломатических отношений, сокращение до минимума взаимной торговли и даже запрета полетов в США для российских авиалиний. Таким образом, американские ограничительные меры могут охватить 70% российской экономики. В Москве от таких мер в шоке и, кроме традиционной бравады об их надуманности и несправедливости, уже назвали новые санкции драконовскими.

Но и это еще не все. В конгресс США был внесен законопроект, который систематизирует и ужесточает все санкции против России. И там есть полный набор ограничений — от прекращения финансирования российского госдолга до полного запрета на долларовые операции российским госбанкам и поиска личных активов Путина и его семьи на Западе.




Одной из целей нового санкционного законопроекта его авторы называют уход России из Украины. Цель, конечно, благородная. Вот только по дороге к этой цели на Украину может обрушиться «месть» страны-агрессора. Понятно, что в экономическом плане РФ нечего противопоставить США. Рубль уходит в пике не намного хуже турецкой лиры. Значит единственный выход — отвлечь население чем-то громким. Например, «маленькой победоносной войной». Заодно демонстрацией силы улучшить переговорные позиции в той же Европе. Легче всего Москве сделать это на украинском Донбассе, на Ближнем Востоке или еще где-то. В первом случае — предвыборная дестабилизация Украины в интересах пророссийских кандидатов. Во втором — принуждение Европы к уступкам под угрозой беженцев/террористов, нужное подчеркнуть.

Поставки нового российского вооружения на Донбасс фиксируют уже и в ОБСЕ. Украина входит в предвыборный период — самое рискованное время с точки зрения возможности обострения на востоке. Но в Вашингтоне это понимают: Трамп подписал оборонный бюджет США на 2019 год, в котором $250 млн для оказания помощи Украине, в том числе — $50 млн на летальные виды вооружений.

Как будем держать удар?

И в каком же состоянии Украина подходит к встрече с такими экономическими и военно-политическими вызовами? Не в самом лучшем. Скорее, даже отпускном. Верховная Рада не работает уже полтора месяца. Кабинет Министров три недели не проводит заседаний, чего знающие люди вообще в истории страны не помнят. Премьер-министр в отпуске, а почему не может собраться правительство во главе с первым вице-премьером, что является нормальной практикой, непонятно. Президент тоже съездил в отпуск, злые языки говорят, что в собственную резиденцию в Испании, но на Банковой уверяют: был в Европе по делам, проводил встречи, деньги тратил собственные, а не государственные. Министр внутренних дел Арсен Аваков путешествует по Италии и Швейцарии и активно делится фотографиями в соцсетях.

Тем временем с госфинансами проблемы. На счету Госказначейства только 2 млрд грн — это минимальный показатель с 2014 года, что вызвано необходимостью профинансировать неожиданный дефицит Пенсионного фонда.

На этом фоне еще и гривна начала падать в августе и уже разменяла показатель в 27,4 грн за доллар. Хотя традиционно лето — самое стабильное время для украинской валюты.

Но у рынка другие расчеты. Да, до конца 2018 года по внешнему долгу государство должно выплатить относительно скромные суммы. Но вот в 2019 году выплаты по внешним обязательствам должны составить $4,73 млрд плюс по обслуживанию долга еще $1,74 млрд, итого — $6,47 млрд.

Где взять такие деньги? У Международного валютного фонда, а точнее, у тех, кто приходит вместе с ним. Если не продолжить сотрудничество с МВФ, правительство не получит кредитов от ЕС и Всемирного банка, за счет которых можно возвращать внешний долг. И власти уверены, что с МВФ удастся договориться. Более того, уже анонсирован визит миссии фонда в начале сентября. Требования для получения кредита известны давно — повышение цены на газ и реалистичный бюджет-2019. Похоже, что после долгих споров правительство готово на это пойти, как минимум — на компромиссный вариант, на частичное повышение цены. Потери от кризиса в предвыборный год гораздо превышают потери от повышения цены на газ в это же время. А на кону ни много ни мало — $1,9 млрд от МВФ, $0,8 млрд от Всемирного банка и $0,5 млрд от Европейской комиссии.

Сырьевое торнадо и реформа для кризиса

Мир оказался на пороге средней руки продовольственного кризиса. Из-за погодных условий, аномальной жары, в Германии и Франции потери урожая составляют 20%, в России и Казахстане недополучат 20-25% урожая зерна. Украина, по прогнозам специалистов, соберет на 2 млн тонн пшеницы меньше, чем в 2017 году, соответственно сократится и ее экспорт — главный источник валюты в стране. В Украине даже заговорили о возможности введения экспортных квот и ограничений.

Продовольственная пшеница стремительно дорожает как на мировых рынках на фоне информации о меньшем урожае, так и внутри Украины. В начале августа цена на нее выросла на 800-1.000 грн за тонну. Стоимость муки повысилась с 6,5 грн до 7,6 грн за килограмм. Хотя в стоимости хлеба на муку приходится около 40%, его подорожания избежать не удастся. Уже говорят о возможности подорожания хлеба в стране на треть. Более оптимистичные прогнозы — подорожание на 1 грн. Но и это существенно, опять же в предвыборный год.

Радует только то, что, несмотря на снижение физических объемов экспорта, в деньгах не потеряем, так как мировые цены на зерно выросли.

Как справиться с негативными экономическими тенденциями? С помощью реформ. Например, реформой правоохранительных органов, земельной, налоговой. По подсчетам европейских экспертов, только от коррупции на таможне Украина ежегодно теряет $5 млрд. И никакие кредиты не понадобились бы. А если бы в Украине функционировали независимые правоохранительные и судебные органы, в страну активнее бы шли инвестиции, существовали бы гарантии их сохранности.

Но пока процесс идет вяло. Антикоррупционную реформу фактически похоронили сохранением в должности руководителя Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назара Холодницкого. Ему вменялись многочисленные нарушения, включая разглашение закрытых сведений, вмешательство в работу другого прокурора.

Квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров признала наличие нарушений, но выписала Холодницкому только выговор. Предложение главы НАБУ Артема Сытника и генерального прокурора Юрия Луценко об увольнении Холодницкого было отклонено. Сытник собирается оспаривать решение, но на особые перспективы в этом процессе не надеется. Холодницкий же на радостях, и чтобы пересидеть шумиху, на целый месяц ушел в отпуск. Как теперь будут функционировать НАБУ и САП, учитывая, что два руководителя ведомства открыто воюют, а все прокуроры САП подписали бумагу в поддержку Холодницкого? Да никак.

«Мне непонятно, как прокурор САП, открыто поддержавший Холодницкого, который уничтожает НАБУ, будет готовить вместе с детективом бюро дело к передаче в суд. Будет ли он заинтересован, чтобы дело было успешным, или, наоборот, он будет его «валить» или «подвешивать», чтобы доказать свою правоту в рамках этой жалобы на Холодницкого», — задается тем же вопросом народный депутат Мустафа Найем.

Вряд ли стоит ожидать передачи в суд каких-то резонансных антикоррупционных дел в ближайшее время. А вот закрытия скандальных производств — пожалуйста. Дело против сына Авакова о коррупции при закупке рюкзаков для Национальной гвардии успешно закрыли — и уже не вспоминают.

Общий моральный климат шатается под ударами — как не разочаровываться, если на общественных активистов беспрепятственно покушаются прямо средь бела дня. В Запорожской области расстреляли известного активиста Виталия Олешко, в Херсоне активистку Екатерину Гандзюк облили кислотой. Расследования идут, вот только за нападение на Гандзюк, например, арестовали человека, алиби которого могут подтвердить десятки людей.

Екатерина Гандзюк

Прокуроры же вообще умудрились на протяжении недели не являться в суд по делу против одиозного мэра Харькова Геннадия Кернеса. В итоге из-за этого суд резонансное дело закрыл: знающие люди говорят, что под таким предлогом в Украине дела еще не закрывали. А в прокуратуре теперь жалуются на судью, дескать, прокуроры просто заболели, ну и что, если сразу вся группа в составе 19 человек. Договорняк перед выборами? Очень может быть, Харьков стратегически важный город, а позиции Кернеса в нем сильны.

Глядя на всю эту ситуацию, стоит обратить внимание на происходящее в соседней Румынии. Там уже год продолжаются массовые акции протеста в поддержку борьбы с коррупцией, которую активно пытаются свернуть действующие власти. Митинги собираются многотысячные, а на последние приехала даже многочисленная румынская диаспора.

Митинг в Румынии

Мотив у румын вполне понятный — достало. Они уехали из страны из-за коррупции, отсутствия перспектив и работы, исправно шлют деньги на родину, поддерживая ее экономику, но внутри государства ничего не меняется. Такой себе бунт «заробитчан». Ничего не напоминает?

Валерий Литонинский, Корреспондент