Еврокомиссия настаивает на 10-летнем контракте на транзит газа через Украину

На трехсторонней встрече в Брюсселе, посвященной проблеме продления транзита российского газа через Украину, сторонам необходимо вернуться к обсуждению деталей именно долгосрочного контракта, убежден вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович.

«В интересах всех сторон достигнуть подписания долгосрочного контракта. Это вопрос не только предсказуемости [дальнейших поставок], а надежности и доверия к России как поставщику, а к Украине – как транзитной стране», – высказал свое мнение Шефчович.




Россия хочет перезаключить сделку лишь на короткий срок, необходимый для завершения строительства трубопроводов в обход Украины, сообщил 26 июля Reuters со ссылкой на четыре неназванных источника. Несколькими часами позднее министр энергетики России Александр Новак подтвердил, что речь идет о продлении контракта на год. «Мы дождемся, когда начнутся трехсторонние консультации, когда будет избрано новое правительство [Украины] и контрагенты появятся. В целом мы за то, чтобы Украина покупала напрямую газ. Мы предложили нашим коллегам продлить действующий контракт на год на существующих условиях», – цитирует Новака ТАСС.

«Газпром» до сих пор не дал официального ответа на предложенный Еврокомиссией вариант заключения контракта, напомнил в ответ через социальные сети исполнительный директор НАК «Нафтогаз Украины» Юрий Витренко: «Говорят, что «Газпром» хочет контракт на транзит не на 10 лет, как предложила Еврокомиссия, а только на полгода-год, пока не достроят «Северный поток – 2». Если «Газпром» не принимает это предложение, пусть предложит свой вариант. Желательно со всеми деталями. Например, готов ли «Газпром» на практике разблокировать возможность другим компаниям осуществлять транзит газа с территории РФ».

Шефчович тем не менее не теряет надежды на конструктивный диалог: «Вы не можете вступать в переговоры, не веря в успешный результат». Он ранее предложил министру энергетики России Александру Новаку и правительству Украины провести следующую трехстороннюю встречу 16 сентября. Обсуждать надо детали проекта соглашения, которое Еврокомиссия предложила России и Украине в январе, настаивает Шефчович: «У нас на столе [переговоров есть] справедливое предложение, которое я представил в январе. Оно охватывает основные параметры будущего транзита газа из России через Украину в ЕС: правовую базу контракта, его продолжительность, объемы и транзитные тарифы. Мы уже провели предметные обсуждения в прошлом, и с учетом истечения срока действия существующего контракта в конце этого года есть хорошая основа и острая необходимость в успешном завершении переговоров в ближайшие месяцы».

Попытка № 2

Детали предложения Еврокомиссии Шефчович не раскрыл. У нее есть свое видение, каким должен быть будущий контракт, говорил он в начале этого года: «Долгосрочным – на «10 плюс» лет. Объемы – коммерчески жизнеспособными, потому что мы должны привлечь инвестора в организацию и апгрейд украинской газотранспортной системы. И мы также хотели бы, чтобы это были европейские компании с высокой репутацией».

Чуть больше подробностей позднее раскрыл Витренко. Украинскую сторону оно концептуально устраивает: речь идет о заключении операторского соглашения на прокачку до 90 млрд куб. м и обязательном бронировании (фактически, условие «качай или плати». – ред.) минимум 60 млрд куб. м в год на срок не менее 10 лет.

Январские переговоры завершились без видимого результата. В ответ, по словам участников встречи, предправления «Газпрома» Алексей Миллер предложил украинским визави продлить действующие контракты. «[Миллер] говорил, что эти контракты можно продолжить без каких-либо экспертных консультаций», – цитировал министра иностранных дел Украины Павла Климкина «Интерфакс». «Я пытался у него переспросить, что он имеет в виду. Он подтвердил, что именно так, именно эти контракты – и вперед. Российская сторона даже не рассматривает то, что у нас теперь абсолютно другое законодательство, другие правила, другие законы, которые отображают европейское законодательство и то, что мы должны перейти от «договорняков» к реальным контрактам, которые будут основаны на европейских правилах», – возмущался Климкин.

Непримиримые партнеры

Гендиректор «Нафтогаза» Андрей Коболев удивлялся предложению продлить действующие соглашения. Его компания готова рассматривать только то, что соответствует европейскому законодательству, подчеркивал он.

Российская сторона настаивала, что для заключения каких-либо соглашений о продлении контракта должны быть выполнены два условия: экономическая привлекательность условий транзита и урегулирование судебного спора «Газпрома» и «Нафтогаза». «Сейчас нет необходимости говорить об объемах [транзита]», – говорил после встречи Новак. Это предмет для обсуждения двух компаний, но, прежде чем перейти к конкретным параметрам, должны быть урегулированы их взаимные претензии, подчеркивал он. В июне Миллер подтвердил, что Украине предлагался «нулевой» вариант, но к взаимопониманию стороны не пришли.

«Обнуление» встречных претензий двух компаний предполагало бы отказ «Нафтогаза» от $2,56 млрд компенсации, которую в 2018 г. ему присудил Стокгольмский арбитраж по сумме разбирательств об условиях контрактов на транзит и поставки газа. Решение не исполнено до сих пор: «Газпром» его оспаривает, а «Нафтогаз» пытается взыскать эти средства и не намерен отказываться от этой компенсации ни при каких условиях.

Долгие переговоры

С января стороны не садились за стол переговоров. Несколько собеседников, близких к разным сторонам переговоров, говорили, что Минэнерго России и «Газпром» ждали сначала президентских выборов на Украине, а затем смены правительства.

Сейчас на транзит через Украину приходится более 40% экспорта «Газпрома»: в 2018 г. – 86,8 млрд куб. м. С запуском «Северного потока – 2» и «Турецкого потока» общей мощностью 87 млрд куб. м в год «Газпром» рассчитывает существенно снизить загрузку украинского маршрута, мотивируя это эффективностью поставок по новым трубам. Обе предполагается запустить в эксплуатацию в конце 2019 г., что совпадает со сроком окончания контракта на транзит через Украину. Но возможность максимально их загрузить пока под вопросом. Начало работы второй нитки «Турецкого потока» зависит от готовности газопроводов на маршруте Болгария – Сербия – Венгрия – Австрия, из которых ни один еще не построен. А Дания еще не согласовала строительство «Северного потока – 2», поставить по которому в следующем году можно будет максимум 30 млрд куб. м.

Задержки с реализацией проектов могут вынудить Россию к подписанию соглашения не на своих условиях, говорил в апреле заместитель гендиректора генерального директората по вопросам энергетики Еврокомиссии Клаус-Дитер Борхардт: «Наш аргумент заключается в том, что «Северный поток – 2» не заработает вовремя. Мы знаем, что в этих контрактах [«Газпрома» с европейскими потребителями] есть гарантированный минимум объемов газа для покупателей. Для их поставок необходимо, чтобы «Северный поток – 2»заработал на полную мощность. Если они хотят выполнять контракт, и я думаю, что они будут, то нет другого пути, чем через Украину». По оценке Борхардта, задержка с выводом «Северного потока – 2» на полную мощность может составить несколько лет, что не оставляет «Газпрому» возможности настаивать на своем. «Мы должны будем достичь соглашения, которое будет учитывать, прежде всего, интерес Украины, равно как и российский интерес, – говорил он. – Я оптимистичен в отношении того, что мы заставим русских танцевать танго».