Кипр по прежнему главный «инвестор» Украины. Россия на третьем.

Уровень инвестиционной привлекательности Украины не может быть высоким, поскольку экономика, вопреки ожиданиям восстановления, находится на спаде.

Углублению кризисных тенденций способствует активное вмешательство государства в рыночные процессы в виде принятия решений об ограничении торгово-экономических отношений с отдельными государствами или собственными регионами либо слишком активных действий регулятора на рынке банковских услуг под видом«очистки» банковской системы.

Эти действия, кроме откровенно негативных последствий в виде снижения объемов производства в целых секторах экономики, формируют и общую атмосферу неопределенности. Однако неопределенность в случае Украины вовсе не означает предвкушение неожиданных подарков.




Скорее, наоборот, идет соревнование прогнозов, когда же мы доберемся до дна, откуда уже не постучат.

На дне

Только украинская власть может истолковать повышение преддефолтного рейтинга на одну позицию в категории как «улучшение».

Остальные инвесторы остаются приверженцами крайне консервативных оценок, и в страну, которой присвоен долгосрочный преддефолтный рейтинг, не спешат вкладывать свои деньги.

Есть, правда, и очень смелые люди: они ежедневно рискуют своими капиталами, инвестируя которые, они вместо уважения получают агрессивную реакцию, иногда в прямом смысле этого слова.

Согласно данным Госслужбы статистики Украины на 1 июля 2017 года, объем прямых иностранных инвестиций в Украину увеличился на $1,6 млрд по сравнению с данными на 1 января 2017 года.

Иностранные инвесторы еще не потеряли веру в перспективы финансового и страхового рынка — на финансовые учреждения приходится 26,4% от общего объема поступлений. Также инвестиции поступают в оптовую и розничную торговлю, на долю которой приходится 13,3% поступлений.

Отдельные секторы промышленности, например, металлургия, также получают поступления в виде иностранных капиталов. Доля остальных секторов хозяйственного комплекса редко превышает 2−3%.

Лидеры инвестиций в экономику

Происхождение средств, которые инвестируются в экономику Украины, вызывает двоякое чувство. Если верить цифрам, то Украина давно должна войти в состав Кипра — для «спокойного сна» тамошних инвесторов за свои капиталы. Именно Кипр с отрывом лидирует по объемам прямых инвестиций в Украину.

С начала года кипрские инвесторы вложили почти $10 млрд в украинскую экономику, оставив далеко позади и Россию, и остальные страны Евросоюза вместе с оффшорными зонами.

Еще $6,6 млрд поступили в Украину в виде прямых иностранных инвестиций из Нидерландов,$4,4 млрд — из России.

Таким образом, доли инвестиций с Кипра, Нидерландов и России составили соответственно 25,5%, 16,2% и 11,4%.

Инвесторы из других стран мира ограничились более скромными вложениями. Например, объем инвестиций из США составил всего $537 млн, что соответствует последнему месту в списке инвесторов перед данными по «остальным странам».

Не менее интересен и тот факт, что и украинские бизнесмены могут себе позволить достаточно серьезные объемы инвестиций в другие страны. Например, в тот же Кипр. За 7 месяцев этого года греки-киприоты получили $5,9 млрд инвестиций с Украины, что составляет 93,1% всех перечислений.

В российскую экономику поступило $147,4 млн инвестиций из Украины, в латвийскую — $73,2 млн.

Куда бежит капитал

Заместитель директора рейтингового агентства «Эксперт рейтинг» Виталий Шапран отмечает, что лидерство Кипра среди инвесторов и реципиентов инвестиций из Украины сложилось в связи с внутренней ситуацией в Украине.

«Это явление возникает исключительно благодаря нашей „уникальной“ налоговой системе, которая создает большую нагрузку на экспортеров и импортеров. Те, в свою очередь, ищут пути легальной оптимизации налогов. Думаю, что наверное 80−90% средств, поступающих из Кипра, принадлежат гражданам Украины», — отметил аналитик.

Виталий Шапран

В то же время, по словам Шапрана, Россия остается традиционно заметным игроком на нашем рынке, несмотря на все «но!», санкции и т. д.

«У нас есть общая граница, общие проекты и частный бизнес из РФ заполняет активно ту нишу, которую утратили здесь их госкомпании. Если посмотреть на ряд отраслей, то российский частный инвестор никуда из них не ушел и занимает довольно заметные объемы: мобильная связь, финансовый сектор, энергетика и т. д.», — добавил аналитик.

В то же время, феномен Норвегии как одного из ведущих инвесторов пока является загадкой даже для специалистов.

Распределение инвестиций из Украины по остальным странам ЕС, в первую очередь, Восточной Европы, показывает направление, в котором украинский бизнес спасается от удушающих экономику идей и «объятий» государства.

В оффшоры Виргинских островов за 7 месяцев попало $53,1 млн, в Латвию — $73,2 млн, в Польшу — $51,1 млн. Вероятно, Польша и Латвия являются самыми интересными странами для перевода бизнеса из Украины.

Остатки былой привлекательности

Помимо бегства капитала из Украины, можно отметить и новую тенденцию в виде скорого прихода транснациональных корпораций и, вероятно, американского бизнеса.

Однако вопреки восторженным ожиданиям, новые инвесторы вряд ли поднимут национальную экономику.




Скорее всего, это будет колониальный вариант — островки относительного (но только — относительного!) процветания на тех объектах, в которые будут вложены частные и государственные инвестиции из США.

Одним из наиболее привлекательных направлений в настоящее время является энергетика. Например, американские компании желают упрочить свой спонтанный успех по участию в обеспечении энергетической независимости от России в атомной энергетике.

Поэтому они рассматривают возможность вложения в НАЭК «Энергоатом» некой суммы средств, которая гарантирует упрочение их положения внутри компании.

В настоящее время Украина использует топливные сборки российской корпорации ТВЭЛ и американской Westinghouse для загрузки в реакторы украинских АЭС. Сама компания находится в стадии объявленного банкротства, однако украинскую власть вряд ли смущает подобная мелочь.

Президент Westinghouse Денни Родерик и президент Энергоатома Юрий Недашковский

Американские сборки пока загружены в реакторы ЮАЭС и ведутся тестовые испытания на Запорожской АЭС. Закупка американского ядерного топлива для всех украинских АЭС в перспективе сделают Украину совершенно независимой не только от поставок аналогичных сборок из России, но и от последствий установки американской продукции в реакторы советской разработки, в которых никогда не планировалось использовать ядерное топливо потенциального противника СССР.

Поэтому интерес американской Корпорации иностранных частных инвестиций (Overseas Private Investment Corporation, или OPIC) к «Энергоатому» весьма показателен. Примечательно, что, по сообщению премьер-министра Украины Владимира Гройсмана, OPIC планирует инвестировать в «Энергоатом» $250 млн, а это почти в два раза меньше, чем в ветровую энергетику, куда планируется вложить около $400 млн.

Гройсман на Хмельницкой АЭС

Такой же интерес к энергетике проявляют и внутренние инвесторы. В течение августа корпорация ДТЭК установила полный контроль за всеми объектами облэнерго, где ранее ей принадлежало 75% акций.

Корпорация СКМ и подконтрольные ей компании скупили государственные пакеты акций шести облэнерго.

От продажи 25% акций «Киевэнерго», «ДТЭК Западэнерго» и «ДТЭК «Донецкоблэнерго» средства размере 1,32 млрд грн уже поступили в бюджет. При этом сделка по продаже «ДТЭК Днипрооблэнерго» и «ДТЭК Днипроенерго» компании находится в стадии оформления.

Таким образом, Ринат Ахметов сосредоточил в руках контроль над генерациями большей части Украины. В чьих интересах он это сделал и куда смотрел Антимонопольный комитет? Об этом общество вряд ли когда-нибудь узнает.

Нашим уделом остается наблюдать переливы денежных средств из оффшоров в Украину и назад, в оффшоры. За этим действием можно наблюдать так же долго, как и за пламенем, и с тем же результатом — в виду его полного отсутствия.

Наталья Печорина, Реалист