Почему fake news проиграют

Современная политика все больше напоминает борьбу за правду. Президент США Дональд Трамп не упускает ни одной возможности обвинить СМИ в пропаганде fake news – фейковых новостей. Его критики отвечают, что он сам лжет. Газета The Washington Post недавно написала, что «президент Трамп сделал 4229 лживых и вводящих в заблуждение заявлений за 558 дней».

Истерию этим дебатам добавила роль Facebook и Google в распространении фейковых новостей. Беспокойство по поводу роли социальных сетей создает неверное впечатление, что борьба за правду в политике – исключительно современная проблема. Но на самом деле эта борьба велась много раз. Нынешняя популярность антиутопии «1984» Джорджа Оруэлла, опубликованной в 1949 г., или написанного Ханной Арендт в 1971 г. эссе «Ложь в политике» подчеркивает, что предыдущие поколения тоже с этим сталкивались. Социальные сети создают новые инструменты, но не меняют сам характер борьбы.




Тех, кого беспокоит, что Белый дом Трампа, Кремль Владимира Путина или Коммунистическая партия КНР Си Цзиньпина смогут создать новую политику, в которой ложь побеждает правду, может успокоить история XX в. Режимы, основанные на лжи, в конечном итоге рушатся, поскольку реальность наказывает их.

Многие историки, изучающие Германию времен Адольфа Гитлера, больше не называют нацистский режим безжалостно эффективным. Наоборот, они отмечают неэффективность и слабость, вызванные необходимостью подавать сладкую ложь фюреру, который считал не нравящиеся ему события фейковыми новостями или доказательством вероломства.

Фатальная слабость советской системы была еще больше связана с неприятием ею правды. В опубликованном в 1974 г. эссе «Жить не по лжи!» Александр Солженицын писал, что ложь оказалась глубоко встроенной в государственную систему, став жизненно важным связующим звеном, которое держит все вместе. Когда десятилетие спустя последний лидер СССР Михаил Горбачев попытался позволить больше открытости, система начала рушиться. Как пишет публицист Аркадий Островский в книге The Invention of Russia, «крах Советского Союза был предопределен <…> крахом лжи».

Разница между ложью, пропагандируемой советской системой, и реальной жизнью обычных людей (и советских лидеров) в конце концов стала слишком большой. Нечто похожее, вероятно, произойдет и с современными политическими системами, полагающимися на ложь. Они тоже пройдут жесткую проверку реальностью.

Сравнения с нацистской Германией и Советским Союзом, возможно, не очень утешительны, учитывая ужасы, устроенные обоими режимами до своего коллапса. Как авторитарные режимы, контролирующие прессу, правосудие и аппарат террора, они были способны скрывать правду многие годы, пусть и не вечно. Но в западных демократиях «проверка реальностью» нечестных лидеров и политических программ, вероятно, пройдет гораздо быстрее.

Взять, например, Brexit. Можно спорить, использовали ли сторонники выхода из ЕС фейковые новости, когда утверждали, что это позволит Великобритании тратить дополнительные 350 млн фунтов в неделю на здравоохранение. По-моему, они высказывали заведомо вводящие в заблуждение утверждения, а не прямую ложь. Но каким бы ни был эпистемологический статус их утверждений, теперь они проходят жесткую проверку реальностью.

Радужные перспективы Brexit исчезают за горизонтом, а его ярый сторонник Джейкоб Рис-Могг теперь утверждает, что может пройти 50 лет, прежде чем станут заметны преимущества выхода из ЕС. Главные сторонники Brexit вряд ли сохранят свою репутацию, если Великобритания выйдет из ЕС, не заключив соглашение с блоком, или согласится и дальше подчиняться законам ЕС.

Утверждение, что изменение климата является фейковой новостью, тоже подвергается проверке реальностью. Рост температур уменьшает ряды скептиков, превращая их в потное меньшинство.

В какой-то момент реальность настигнет и Трампа. Это может быть урон, нанесенный промышленности и сельскому хозяйству США его торговыми войнами. Или коллапс его самопровозглашенного дипломатического триумфа в отношениях с Северной Кореей. Или это может быть судебный процесс, начатый спецпрокурором Робертом Мюллером, расследующий предполагаемое вмешательство России в президентские выборы 2016 г. Суды – особенно важная проверка для политиков, поскольку из-за законов о лжесвидетельстве и внимательного изучения доказательств им там гораздо труднее лгать.

Лидерам Китая и России проще контролировать политическую риторику, поскольку им не приходится иметь дело с независимыми СМИ или судебной системой. Но даже у них есть причина волноваться по поводу событий, подрывающих официальную пропаганду. Путин сейчас столкнулся с недовольством из-за повышения пенсионного возраста в России. В Китае одна из причин устойчивости однопартийной системы может заключаться в том, что официальная линия правительства (жизнь становится лучше) во многом совпадала с тем, что пережил средний класс в последние десятилетия. Но замедление экономики или неудачи на международной арене могут легко подорвать риторику Си о «великом возрождении» китайской нации.

Нападение на правду – одна из главных проблем нашего времени. Но история дает некоторую уверенность. В конечном итоге победит правда.