Противоречивая политика развитых стран по налогу на выведенный капитал из Украины

Налог на выведенный капитал, которым украинскому бизнесу обещают заменить налог на прибыль уже несколько лет кряду, отложили до лучших времен.

Официальная причина — резкая критика нововведения со стороны МВФ. Фонд негативно отреагировал на намерения президента Петра Порошенко внести законопроект о налоге на выведенный капитал в Верховную Раду.

Законопроект о так называемом корпоративном налоге или налоге на выведенный капитал Кабмин представил широкой общественности осенью прошлого года.




Им предлагалось отменить налог на прибыль предприятий (сейчас 18%). Вместо этого компании должны были бы платить государству налог лишь в случае отчисления дивидендов (15%) или выведения средств за границу (20%).

Прогнозировалось, что налоговые новации улучшат бизнес-климат в Украине, так как будут стимулировать предпринимателей направлять свою прибыль на развитие бизнеса и привлекут в нашу страну дополнительные инвестиции.

Как сообщил на своей странице в Facebook заместитель главы Администрации президента Дмитрий Шимкив, внесение законопроекта было запланировано на 7 марта.

«Но накануне мы получили жесткое письмо от МВФ». Основной месседж послания Фонда — Украина пока не готова к введению налога, так как это чревато сокращением доходной части бюджета (ожидаемые потери, по разным оценкам, могли бы составить 20-80 млрд. грн. — Прим. Ред.). В МВФ также предупредили, что налоговые нововведения могут негативно отразится на программе сотрудничества Украины с Фондом, другими словами, денег нам в случае принятия законопроекта, не дадут.

Аргументов МВФ оказалось достаточно для Порошенко: на встрече с бизнесом 12 марта он заявил, что вводить налог на выеденный капитал «пока рано». «Я не буду сейчас его (законопроект — Прим. Ред.) подписывать и вносить в парламент. Я считаю, что по этому поводу нужна честная дискуссия с нашими иностранными партнерами и ассоциациями бизнеса», — огорошил он предпринимателей.

Столь кардинальная смена позиции властей расколола украинское экспертное сообщество на два лагеря.

«В этот раз я МВФ похвалю. Идея с налогом на выведенный капитал изначально была мифической. Если бы этот налог и ввели, все равно бы пришлось через пару лет отменять с большими потерями для бюджета», — заявил экономист Алексей Кущ.

«Мерзавцы победили – они сломали наш шанс сделать налоговую систему в стране лучше», — написал на своей странице в Facebook журналист Максим Кухар.

А экономист Андрей Блинов считает, что власти сами спровоцировали скандал.

«Они наперед знали какой будет реакция МВФ. И подготовили ее «своевременное появление». Теперь можно отменить идею налога, прикрывшись недовольством Фонда. А если вдруг Украина не получит очередного кредитного транша — еще и использовать эту историю в качестве оправдания», — говорит он.

Кто надиктовал МВФ скандальное письмо и какова дальнейшая судьба нового налога — его действительно «временно отложили» или же похоронили навсегда?

О чем написал МВФ

Как написал на своей странице в Facebook Дмитрий Шимкив, позиция МВФ в ходе разработки законопроекта изначально была «сдержанно консервативной», «МВФ взял паузу на «изучение законопроекта и сначала позитивно отреагировал на готовность сокращать госбюджет как компенсатор внедрения налога на выведенный капитал в течение первых лет (нам давно надо было это сделать, так как расходы растут быстрее доходов).

Параллельно шли консультации с ассоциациями, членами которых являются международные транснациональные корпорации, часть которых активно выступала против налога на выведенный капитал», — написал Шимкив.

Он также приводит текст письма от МВФ. С первых строк понятно, что это ответ Фонда на полученное ранее послание от украинской стороны, содержащее текст законопроекта.

«Мы не можем поддержать переход на корпоративный налог, основанный на распределение прибыли в виде дивидендов. Нас беспокоит потеря государственных доходов, что, из-за отсутствия надежных компенсаторных механизмов, негативно отразится на одной из самых амбициозных целей поддерживаемой МВФ программы — обеспечить налоговую стабильность», — говорится в письме.

Далее приводится несколько аргументов почему МВФ против. Во-первых, налог на прибыль, который хотели отменить, сейчас генерирует 2,5% ВВП Украины. Корпоративный налог, якобы, поставит эти показатели под угрозу. Тем более, что «ранее озвученные ожидания об увеличении инвестиций и экономичном росте и поступлений от компаний, которые будут выходить из теневого сектора, являются чересчур оптимистичными.

Во-вторых, могут возникнуть технические проблемы. Новый налог будет мотивировать акционеров откладывать распределение прибыли или находить способы скрыть ее посредством излишних выплат по другим операциям и таким образом, не платить в бюджет.

В-третьих, усложнится налоговое администрирование, что чревато злоупотреблениями.

В-четвертых, «нет никаких признаков кризиса корпоративной ликвидности, которые бы оправдали предоставление, по сути, беспроцентной программы государственного финансирования в размере 2% ВВП ежегодно», — считают в Фонде.

В МВФ также добавили, что бизнес никогда не называл налог на прибыль преградой для инвестиций. Проблемами являются, скорее, отсутствие верховенства права и защиты прав собственности.

В письме также говорится, что передача законопроекта о корпоративном налоге в парламент, «отбросит нас далеко от возможности завершить согласование программы», то есть, может стать одним из аргументов Фонда в отказе Украине в очередном кредитном транше. Напомним: поступление денег от МВФ ожидается ориентировочно в мае этого года и должно составить не менее $1 млрд.

Где деньги

Хотя аргументов у МВФ — целый список, главное, чем недоволен Фонд — это намечающаяся дыра в бюджете. «МВФ мыслит экселевскими таблицами. Поэтому уменьшение цифры в графе «поступления» тут же вызывает жесткую критику», — пояснил экономист Виктор Скаршевский.

По его оценкам, недопоступления в бюджет после отмены налога на прибыль могут составить в первый год 20-25 млрд. грн. «Это не такая большая сумма. В прошлом году от приватизации получили на 14 млрд. грн. меньше, чем планировалось. Но выпустили акции ОВГЗ на те же 14 млрд. и МВФ это устроило», — говорит Скаршевский.




Руководитель секретариата, главный эксперт Союза предпринимателей при Кабмине Андрей Забловский считает, что Фонд смущает не столько ожидаемый бюджетный минус, сколько слишком большая разница в оценках размера катастрофы. «Называются цифры от 18 млрд. до 90 млрд. в год. При этом официальной оценки от Минфина нет, компенсаторов, которые бы позволили минимизировать эти потери — нет. МВФ, как минимум, озадачен», — пояснил Забловский.

По словам Алексея Куща, сейчас налог на прибыль дает в бюджет 80-90 млрд. грн. в год. Компенсировать эти потери можно разве что за счет повышения других налогов. «Но НДФЛ у нас и так высокий — 18% плюс 1,5% военного сбора, НДС -20%. Повышать уже  некуда. Это значит, нужно удвоить дефицит бюджета, на что Фонд вряд ли согласится», — отметил эксперт.

Андрей Блинов считает, что налог на выведенный капитал действительно резко снижает предсказуемость бюджетных поступлений.

«Прибыль ведь всегда условно плановая. Каждый предприниматель знает, что показать убыток — это навлечь на себя армию проверяющих, поэтому себе дешевле заплатить. Это своего рода социальный договор государства с бизнесом. Налог на выведенный капитал — простой и понятный для бизнеса, хорошо «ловится» налоговиками. Но его сложно прогнозировать. А МВФ — против «выпадающих налогов». У Фонда два требования к заемщику — дефицит бюджета и платежный баланс. МВФ только загнал нас в дефицит 3% ВВП и тут одним махом все можно разрушить. Естественно, он против», — поясняет Блинов.

В свое время был целый список компенсаторов, за счет которых собирались латать бюджетные дыры. Рассматривали и налог на недвижимость, и увеличение НДС до 22%, и рост акцизов. Как видно, все они — налоговые, то есть, предусматривают увеличение пресса на других плательщиков, в том числе, рядовых граждан. Но власти заявили, что включать зеленый свет бизнесу будут не за счет повышения других налогов, поэтому вопрос — чем заменить налог на прибыль — так и остался без ответа. Идеи есть, однако пощупать и измерить их в цифрах — сложно .

«Главный компенсатор — рост экономики, который будет после увеличения инвестиций вследствие упрощения налогообложения», — предлагает Забловский. «Нужно реформировать систему управления госпредприятиями. Там воруют больше, чем потеряет бюджет после отмены налога на прибыль», — уверен финансовый аналитик Эрик Найман.

Что читается между строк

Впрочем, есть и другая теория. Эксперты говорят, что против введения налога на выведенный капитал активно выступили транснациональные компании, работающие в Украине. Именно они могли повлиять на мнение МВФ.

«Транснационалам это невыгодно, так как они выводят из Украины дивиденды и прибыль. Проще заплатить налог на прибыль, тем более, что его все равно «оптимизируют», — говорит Скаршевский.

Глава компании Lamarin Inc и представитель Европейской бизнес-ассоциации (ЕБА) Александр Лазарев говорит, что лично он — за налог на выведенный капитал.

«Но крупный бизнес, который работает «в убыток» — против. Как и крупные аудиторы, которые рискуют остаться без работы», — прокомментировал Лазарев.

Впрочем, сама ЕБА официально относится к идее введения налога на выведенный капитал отрицательно.

Алексей Кущ с такой оценкой согласен.

«Налог на выведенный капитал работает в очень немногих странах (Эстония, Грузия) и, как правило, в небольших экономиках, ориентированных на торговлю и туризм. Но он не подходит для промышленных экономик. Как компаниям привлекать инвестиции извне (например, размещая акции на международных биржах), не обещая инвестору прибыли. А как ее выплачивать, если нужно постоянно вкладывать деньги в бизнес или платить большой налог», — поясняет экономист.

По его словам, чтобы внедрять налог на выведенный капитал, нужна идеально работающая судебная система (суды завалят делами о признании вывода капитала хозяйственной операцией) и налоговый мониторинг, чего в Украине пока нет.

В то же время Блинов говорит, что «за» налог на выведенный капитал большинство украинского бизнеса. «Он очень простой и понятный, легко администрируем. Не поддерживают его разве что налоговые юристы, финансовые консультанты и оптимизаторы, у которых поубавится работы», — иронизирует эксперт.

Схожего мнения придерживается и Виктор Скаршевский. «С одной стороны, МВФ настаивает на создании Антикоррупционного суда, а с другой – категорически против замены коррупционного налога на прибыль, налогом на выведенный капитал, с нулевой ставкой на инвестиции в развитие бизнеса. Возможно показушная борьба со следствиями для МВФ более привлекательна, чем искоренение причин? Возможно МВФ воспринимает Антикоррупционный суд как инструмент избирательной борьбы с отдельными коррупционерами, а не с коррупцией в целом? Возможно МВФ отстаивает интересы крупных корпораций с иностранным капиталом, который используют налог на прибыль для минимизации налоговых платежей, и крупных международных аудиторских фирм, которые за немалую плату оформляют данный процесс юридически? Возможно потому, что налог на выведенный капитал выгоден для малого и среднего бизнеса, а крупному, в случае вывода денег из бизнеса, придется таки заплатить налоги без возможности их минимизировать с помощью отменного налога на прибыль? К сожалению, ответы на вышеперечисленные вопросы – утвердительны», — написал экономист на своей странице в Facebook.

Еще более жестко комментирует ситуацию Максим Кухар.

«13 марта – День позора развитых стран в Украине, — пишет он в Facebook. — Весь мир знает, что налоговая система в Украине ужасна. И западные компании, через посольства, вытребовали в ней для себя поблажки – вывод денег на офшоры и прочее. Поэтому, пока налоговая годами драла до крови отечественные компании – западные часто чувствовали себя отлично. Налог на выведенный капитал увеличит оборотный капитал бизнеса и сделает всех равными при выводе денег из дела. Украинский бизнес за это новшество. А западные компании взбунтовались. Это день позора западных компаний у Украине. День позора их правительств. Потому что они на деле показали, что не хотят прозрачности, равенства и честности в Украине для всех – они хотят лишь грязной, сверхприбыльной налоговой схемы для себя. И хоть западные страны нам и друзья, но сегодня мы должны научиться ломать животную, низкую алчность их компаний и беспринципность правительств по ряду вопросов через колено и ставить их на место».

Отложили или похоронили?

Но, пожалуй, главная интрига во всей этой истории — хотели ли власти изначально внедрять налог на выведенный капитал (а значит, вернуться ли они к этой теме, когда страсти поутихнут) или же использовали критику МВФ как повод соскочить с темы?

Алексей Кущ считает, что вторая версия более вероятна.

«Власти, затеяв разработку законопроекта, просто хотели продемонстрировать обществу видимость реформ. И изначально взяли мифическую идею,. прекрасно понимая какая последует реакция со стороны международных кредиторов. И будет повод сказать: мы хотели, но нам не дали», — предположил он.

Блинов также считает, что вопрос перешел из налоговой в политическую плоскость. «У нас сложная ситуация с МВФ: правительство не может им прямо отказать в требованиях по другим вопросам, к примеру, об Антикоррупционном суде, цене на газ. В то же время политики понимают, что пора подумать о плане «Б» — не за горами ведь выборы и поддержка кредиторов нам нужна. Поэтому можно и уступить с налогом на выведенный капитал. В то же время, если МВФ кредита все таки не даст, эта история с законопроектом будет оправдательным аргументом. Скорее всего, письмо из АП действительно улетело в МВФ первым, а реакция Фонда — это просто ответ. И власти наперед знали каким он будет. Теперь можно отменить идею нового налога, прикрывшись недовольством МВФ», — говорит Блинов.

По его словам, к теме налога на выведенный капитал Украина вернется — бизнес уже «заряжен» этой идеей. «Но, понятно, что будет это уже после выборов, не раньше, чем у руля появится рисковый венчурный предприниматель, а компенсаторы, о которых так печется МВФ, всегда ведь можно найти», — подытожил Блинов.

Впрочем, Минфин заявил, что планирует запустить налог на выведенный капитал уже с 2019 года и подаст в парламент разработанный ведомством законопроект вместе с бюджетной резолюцией.

«Минфин начал работу над разработкой Бюджетной резолюции. Мы в нее заложим внедрение модели налогообложения налогом на выведенный капитал, но также отработаем с коллегами из министерств и соответственное сокращение государственных затрат. Потом проведем консультации с МВФ. Когда это будет согласовано, вынесем вопрос на Кабмин, после чего пакет — Бюджетная резолюция плюс законопроект о налоге на выведенный капитал будут внесены в парламент «, — сообщил на недавнем пресс-брифинге министр финансов Александр Данилюк.

Как трансформируется сама модель налогообложения и какие именно будут предложены компенсаторы пока остается только догадываться.