Путин назвал гибель российского самолета в Сирии трагической случайностью

Российский разведывательный самолет Ил-20 был сбит над Средиземным морем ракетой сирийского зенитного ракетного комплекса С-200, сообщил утром во вторник официальный представитель Минобороны России Игорь Конашенков. Это произошло после того, как в понедельник около 22.00 мск израильские истребители F-16 нанесли удар управляемыми бомбами (дальность полета – около 100 км) по сирийским объектам в провинции Латакия, где расположены и российские базы – авиабаза в Хмеймиме и пункт материально-технического обеспечения ВМФ в Тартусе. Все 15 военнослужащих – членов экипажа Ил-20 погибли.

«Прикрываясь российским самолетом, израильские летчики подставили его под огонь средств ПВО Сирии, – подчеркнул Конашенков. – В результате Ил-20, у которого эффективная отражающая поверхность (характеристика, от величины которой зависит обнаружение цели радиолокатором. – «Ведомости») на порядок больше, чем у F-16, был сбит ракетой комплекса С-200». По его словам, Ил-20 заходил на посадку с высоты 5 км и израильские летчики или средства управления авиацией не могли его не видеть, а по горячей линии предупреждение от израильтян поступило менее чем за минуту до удара. Конашенков назвал действия израильских ВВС безответственными, враждебными и заявил, что у российской стороны остается право на ответные действия.




Министр обороны Сергей Шойгу позже сообщил, что Ил-20 занимался разведкой мест в Идлибе, где боевики производят беспилотники для атак на авиабазу в Хмеймиме.

Трагическая случайность

Днем во вторник пресс-служба Армии обороны Израиля распространила заявление, где выражалось сочувствие в связи с гибелью российских военных, но вся вина за инцидент возлагалась на «сирийский режим», Иран и движение «Хезболла», цели которых в Латакии атаковали израильские ВВС. Израильтяне подчеркнули, что в момент их удара Ил-20 был вдалеке от зоны боевых действий, во время поражения самолета сирийской ракетой израильские истребители находились уже в своем воздушном пространстве, а причиной инцидента стала безответственная стрельба сирийской ПВО, которая не приняла во внимание нахождение российской машины в воздухе.

Позднее во вторник президент России Владимир Путин, отвечая на пресс-конференции на вопрос журналистов о сходстве нынешней ситуации с инцидентом 2015 г., когда турецкий истребитель сбил вблизи турецко-сирийской границы российский бомбардировщик Су-24, заявил, что «это все-таки другая ситуация». «Тогда турецкий истребитель сознательно сбил наш самолет. Тут это скорее похоже на цепь трагических случайностей. Израильский истребитель не сбивал наш самолет», – подчеркнул Путин. При этом он отметил, что заявление Минобороны с ним согласовано, а ответные меры будут направлены прежде всего на укрепление безопасности российского контингента в Сирии и эти меры «заметят все».

Вечером пресс-служба Кремля сообщила о телефонном разговоре Путина и премьера Израиля Биньямина Нетаньяху, в ходе которого последний пообещал представить подробную информацию о налете израильских ВВС, которую в Москву доставит их командующий.

Устаревшая система

В первых сообщениях об инциденте со ссылкой на Минобороны России говорилось, что самолет исчез с радаров примерно в 23.00, однако на представленной позднее военным ведомством карте указано, что самолет был поражен в 22.07, а израильские удары наносились с 22.00 до 22.10. По словам человека в Минобороны, правильной является информация на карте, но причину разночтений Минобороны не разъяснило. По мнению человека в оборонно-промышленном комплексе, судя по израильскому заявлению, силы ПВО Сирии поразили Ил-20 спустя 20–30 минут после авиаудара. Но даже если израильская хронология верна, возлагать всю вину на сирийскую ПВО неверно – очевидно, что сирийцев никто не предупреждал о том, что израильская атака закончена, и неизвестно, какой была в момент поражения Ил-20 помеховая обстановка.

При этом хорошо известно, что разработанный в 1960-е гг. комплекс С-200 неустойчив к современным средствам радиоэлектронной борьбы, говорит собеседник. И если российская версия верна, то речь идет о повторении ситуации 2001 г., когда ракета украинского С-200 вместо воздушной мишени захватила и сбила российский пассажирский лайнер Ту-154, летевший из Израиля в Новосибирск. Судя по представленной Минобороны карте, стартовую позицию С-200 и российский самолет Ил-20 разделяли считанные десятки километров: подлетное время ракеты в таком случае составляло, вероятно, менее 1 минуты и принять какие-либо меры было невозможно, полагает собеседник.

С начала года ВВС Израиля неоднократно наносили удары, в том числе и крупные, по целям в Сирии. При этом, по словам автора исследований по войне в Сирии Юрия Лямина, за последние месяцы было всего одно сообщение в соцсетях о таком ударе по целям на побережье Сирии (где находятся российские базы), но подтверждения этой информации не было. Зато хорошо известно об ударах израильтян по складам, аэродромам и другим объектам в районе Дамаска и на юге Сирии.

По словам человека, близкого к Минобороны, в качестве ответных мер вероятно дальнейшее укрепление ПВО российской группировки и самой сирийской армии, а также уведомление Израиля о зоне вокруг российских объектов, которая будет защищаться российской ПВО в том числе и от его ударов.

Судьбоносный Идлиб

Инцидент с Ил-20 не затронет достигнутые в понедельник российско-турецкие договоренности о деэскалации в провинции Идлиб, а сами они являются «судьбоносными», заявил пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. По словам Шойгу, согласно договоренностям, до 15 октября зону демилитаризации в Идлибе глубиной в 15–20 км должны покинуть террористические группировки и оттуда должно быть выведено тяжелое вооружение. Российско-турецкое соглашение поддержали Иран и Сирия, а спецпредставитель генсека ООН Стефан де Мистура заявил о его важности.

По мнению эксперта клуба «Валдай» из Ближневосточного технического университета Турции Хусейна Багджи, договоренность в Сочи по Идлибу стала успехом как для Путина, так и для президента Турции Реджепа Эрдогана, хотя главным победителем в долгосрочной перспективе будет режим президента Сирии Башара Асада. Однако остается нерешенным главный вопрос: каким образом радикальные группы будут отделены от прочих и как они смогут покинуть Идлиб? Успех встречи в Сочи заключается в том, что сторонам удалось достичь относительного мира, но он не сможет длиться вечно, полагает эксперт.