Россия и США сейчас друг другу не нужны

Россия и США смотрят друг на друга, как на отражения в кривом зеркале: каждая страна видит врага и старательно продолжает культивировать этот образ, не особо понимая, что действует так же, как противник.

Подобная позиция – обратная сторона того, что областей, где страны (на официальном уровне) были бы интересны друг другу, практически не осталось.

При этом разрушены каналы коммуникации и исчезло понимание того, на что в нарастающем противостоянии готова пойти другая сторона. Как восстановить эти каналы и начать слышать друг друга, непонятно. Было бы хорошо всем замолчать и побыть в тишине, а тем временем совершенствовать отношения в сфере бизнеса, культуры и образования, которые, кстати, продолжают развиваться и в нынешних сложных условиях.




Таково видение участников дискуссии «Двусторонние отношения Россия – США: год спустя», которая прошла в Русском доме на саммите Всемирного экономического форума в Давосе.

Демонизация друг друга происходит в обеих странах, и это, увы, продолжится, никто не хочет и не будет уступать, считает Томас Грэм, управляющий директор Kissinger Associates.

Истерия по поводу вмешательства России в выборы президента США подпитывает сама себя, отметил Федор Лукьянов, директор по научной работе Фонда развития и поддержки международного дискуссионного клуба «Валдай». «Но нам [России] нужно на них [США] смотреть, чтобы понимать, как мы сами выглядим. Не думаю, что нам это незнакомо. Уверенность в торжестве заговоров и всемогуществе других – это всегда забавно», – добавил он.

Ситуация вышла из-под контроля, согласны участники дискуссии как с российской, так и с американской стороны.

Увольнение занимавшегося расследованием возможного вмешательства России в выборы директора ФБР Джеймса Коми, которого президент Дональд Трамп прошлой весной отправил в отставку, стало критическим моментом, когда все политические силы в США объединились и движение уже нельзя было остановить, сказал Алексис Родзянко, президент Американской торговой палаты в России.

Джеймс Коми и Обама

Отношения с Россией теперь фактически зависят от конгресса, который в августе принял закон «О противодействии противникам США посредством санкций», который расширяет возможности для санкций против России; но конгресс оказался несостоятельным, а ждать изменения его позиции не приходится: вспомним поправку Джексона – Вэника, которую не могли отменить десятилетиями, сказал он.

«Главные действующие лица не могут влиять на отношения между Россией и США, которыми нужно управлять, но механизмы управления были разрушены», – отметил Родзянко.

Это оборотная сторона того, что Россия для американских политиков и Трампа особой роли не играет и им не интересна, полагает Лукьянов: они не видят особого риска в том, что отношения с Россией скатились до такого уровня, какого не было, наверное, никогда.

президент Трамп и генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин

«Трамп Россией не интересуется вообще. Его главный фокус – на экономике:, то есть ему важен Китай, Европа, немного Юго-Восточная Азия, от которых зависит мировая экономика. От России же она не зависит никак. Поначалу он мог быть заинтересован в том, чтобы договориться с ней по Ближнему Востоку, КНДР, некоторому сдерживанию Китая. Когда выяснилось, что этого не получится, он про Россию забыл», – сказал Лукьянов. Получается наихудшая ситуация, делает он вывод: с одной стороны, идет демонизация России, с другой – отсутствие желания что-то менять, потому что зачем?

Россия со своей стороны тоже «очень сильно застряла в антиамериканском нарративе», который постоянно звучит по телеканалам, но повторяется одно и то же, и это уже не работает. «То, что мы отвечаем на каждый чих из Вашингтона, демонстрирует болезненную зависимость от происходящего в США, а не является свидетельством силы», – сказал Лукьянов.

В двусторонних отношениях сегодня не хватает каналов общения, открытых коммуникаций; даже во время холодной войны было понятные ожидания в отношении другой стороны, ясна граница, которую она не перейдет, отметил Грэм. А сейчас США и Россия не слышат друг друга, и это увеличивает риски.

При этом в других областях – бизнесе, образовании, культуре – такие каналы работают, идет активное общение. У нас растет обмен студентами, указал ректор Российской экономической школы Шломо Вебер. Бизнес между Россией и США продолжается, добавил он: «Вице-мэр Москвы здесь рассказал, что некоторые ведущие инвесторы в проекты чемпионата мира по футболу были американцами».

Американские компании продолжают вести бизнес в России, но публично об этом не говорят, рассказал Родзянко, так как боятся, что важные бизнес-отношения в России будут разрушены.

По словам Родзянко, новый посол США в России Джон Хантсман сказал ему, что у любой крупной американской компании, имеющей бизнес в России, есть планы по его расширению. С Хантсманом же Родзянко связывает надежды на потепление в политике: в отличие от Трампа и госсекретаря Рекса Тиллерсона, у него хорошие отношения с конгрессом, возможно, он будет более успешен в налаживании отношений.

посол США в России Джон Хантсман и Путин

Участники дискуссии сошлись во мнении, что ожидать улучшений в скором времени не стоит. Единственная возможность, которая им видится, – это когда спецпрокурор Роберт Мюллер закончит расследование о вмешательстве России в выборы в США. «Когда комиссия Мюллера завершит расследование и лихорадка спадет, можно увидеть некоторую нормализацию отношений», – надеется Родзянко.

После доклада Мюллера накал антироссийской кампании, быть может, несколько спадет, и здесь открываются возможности, но узкие, согласен Лукьянов.

Специальный прокурор Роберт Мюллер

«Важно открыть каналы коммуникации, в том числе по Сирии. Мы не надеемся, что снова станем партнерами, но надо убедиться, что мы четко понимаем друг друга. Чтобы мы строили политику на реальных отношениях, а не на фантазиях», – добавил Грэм. «Надо преодолеть этот период. У нас много общего: высокообразованные люди, развитие технологий», – сказал Вебер.

Маховик противостояния и минусового доверия раскручен так, что нужна пауза, когда стороны займутся своими делами, отметил Лукьянов: абсолютно для всех стран сейчас гораздо важнее внутренние проблемы, чем внешние. Мир сильно изменился, и США, и Россия находятся в процессе приспособления к нему.

Но Россия уже лет 30 живет в лихорадке, стратегии у нее нет, хотя тактику она освоила прекрасно. А для Америки это незнакомо, рассуждает Лукьянов: когда выяснилось, что принципы, по которым она в последние 20-30 лет выстраивала свою политику, перестали действовать, изменившаяся Америка вытолкнула наверх Трампа, сколь бы карикатурным персонажем он ни был.

«Мы привыкли считать, что Ближний Восток для США – важнейший приоритет. Но политика не только Трампа, но и Обамы показывает, что нет. Возможно, новой Америке это не нужно; зачем тогда договариваться с Россией?» – рассуждал эксперт. А России насколько активно нужно действовать на международной арене? «На внешнем фронте мы занимаемся компенсацией потерь прошлых лет, а нам надо заняться развитием внутри страны», – считает Лукьянов.

В ближайшее время эксперты не ждут улучшений в отношениях между Россией и США. В конце дискуссии ведущий спросил их, лучше или хуже будут эти отношения через год.




Лукьянов: «Если через год – хуже». Грэм: «Буду оптимистом – хуже». Вебер: «Я высказался оптимистично, сохраню эту точку зрения». Родзянко: «Если дать ответ из одного слова – лучше, если из двух – НЕ лучше».