«Трагично, что президент Путин решил действовать так». Полный текст заявления Терезы Мэй

С вашего разрешения, господин спикер, я бы хотела сделать заявление по поводу ответа российского правительства на инцидент в Солсбери.

Во-первых, позвольте мне от имени всей палаты снова отдать честь храбрости и профессионализму всем экстренным службам, врачам, медсестрам и следователям, которые первыми отреагировали на этот ужасный инцидент. А также силе духа жителей Солсбери. Позвольте мне убедить их, что – как прояснила служба общественного здравоохранения Англии – в настоящее время риск для их здоровья низкий. Правительство Великобритании продолжит делать все возможное, чтобы помочь этому историческому городу полностью оправиться от инцидента.




Господин спикер, в понедельник я заявила, что господин Скрипаль и его дочь были отравлены нервно-паралитическим веществом «Новичок», которое разработала Россия. Исходя из этой возможности и учитывая историю убийств, выполненных при поддержке правительства России, в том числе бывших офицеров спецслужб, которых она считала легитимными целями, правительство Соединенного Королевства пришло к выводу, что с высокой вероятность ответственность за этот безрассудный и презренный поступок несет Россия. Этому есть только два правдоподобных объяснения. Либо это было прямым деянием России против нашей страны. Либо предположительно правительство России потеряло контроль над нервно-паралитическим веществом и допустило, чтобы оно попало в чьи-то руки.

Господин спикер, решение дать России возможность предоставить свое объяснение было правильным. Но ответ продемонстрировал полное презрение к серьезности этих событий. Они не предоставили ни достоверного объяснения возможной утери контроля над своим нервно-паралитическим веществом, ни объяснения того, как это вещество попало в Соединенное Королевство, ни объяснения того, почему у России есть тайная программа химического оружия, что противоречит международному законодательству. Вместо этого они отнеслись к использованию нервно-паралитического вещества в Европе с сарказмом, презрением и неповиновением.

Поэтому, господин спикер, не существует иного вывода, кроме того, что Россия виновна в покушении на убийство господина Скрипаля и его дочери и в создании угрозы жизням других британских граждан в Солсбери, включая сержанта Ника Бэйли. Это представляет собой незаконное использование силы Россией против Соединенного Королевства. Все это, как я заявила в понедельник, на фоне явной агрессии России в Европе и за ее пределами. Поэтому это должно быть встречено с полной серьезностью – помимо действий, которые уже были приняты после убийства господина Литвиненко – и чтобы противостоять подобной российской агрессии в других странах.

Как показало обсуждение в палате общин в понедельник, необходимо, чтобы сейчас мы объединились с союзниками для защиты нашей безопасности, отстаивания наших ценностей и для того, чтобы дать ясный сигнал тем, кто намерен посягнуть на них.

Этим утром я провела собрание Совета национальной безопасности, где мы договорились принять немедленные меры с целью разрушить российскую шпионскую сеть в Великобритании; усердно работать над разработкой новых инструментов борьбы со всеми формами враждебной деятельности иностранных государств; гарантировать, что лица, пытающиеся осуществлять такую деятельность, не смогут попасть в Соединенное Королевство; и предпринять дополнительные шаги, чтобы приостановить все запланированные контакты на высоком уровне между Соединенным Королевством и Российской Федерацией.

Позвольте мне начать с немедленных действий.

Господин спикер, палата представителей напомнит, что после убийства господина Литвиненко Соединенное Королевство выслало четырех дипломатов. В соответствии с Венской конвенцией теперь Соединенное Королевство вышлет 23 дипломатов, которые были идентифицированы как тайные сотрудники спецслужб. У них есть одна неделя, чтобы покинуть страну. Это будет крупнейшей высылкой более чем за 30 лет, и она отражает тот факт, что Россия уже не первый раз предпринимает действия, направленные против нашей страны. Этими высылками мы нанесем основательный урон возможностям российской разведки в Соединенном Королевстве на многие годы. Если они попробуют восстановить их, мы помешаем им сделать это.

Во-вторых, мы в срочном порядке разработаем новые законодательные инициативы, призванные укрепить нашу защиту от всех форм враждебных действий со стороны других государств.

В частности, будет создано новое подразделение с особым правом задерживать людей, ведущих такую деятельность, на границах Великобритании. В настоящее время такой мандат имеют контртеррористические подразделения. Я также попросила министра внутренних дел рассмотреть возможность создания новой организации контрразведки для противодействия самому широкому спектру подрывных действий иностранных агентов на нашей территории.

Господин спикер, как я уже говорила в понедельник, мы предлагаем поправку в закон о санкциях, наделяющую нас существенными полномочиями вводить их в ответ на нарушения прав человека. Таким образом мы включимся в международное движение по наказанию тех, кто причастен к преследованиям наподобие тех, которым подвергся Сергей Магнитский. Я надеюсь, что, как и со всем, что я предложила сегодня, это получит поддержку всех фракций.

Господин спикер, мы также используем все имеющиеся возможности, чтобы эффективнее выявлять и отслеживать намерения граждан других стран, которые могут прибывать в Великобританию с целью подрыва безопасности нашей страны и ее союзников.

Мы будем ужесточать проверки частных авиарейсов, грузоперевозок и усилим таможенный контроль. Мы будем замораживать активы Российской Федерации, если будет доказано, что они могут использоваться с целью угрозы жизни или собственности граждан и жителей Соединенного королевства.

Также, под руководством Национального агентства по борьбе с преступностью (NCA), мы продолжим применять всю мощь наших правоохранительных органов против преступников и коррумпированных элит. Для этих людей — и их денег — в нашей стране места нет.

Господин спикер, хочу подчеркнуть следующее.

В то время, как наша реакция должна быть подобающе жесткой, она должна соответствовать нашим ценностям как либеральной демократии, признающей верховенство права. Наша страна стала домом для множества русских, которые соблюдают наши законы и преумножают наше общее благосостояние — это мы продолжим приветствовать.

Однако тем, кто хочет нанести нам вред, скажу просто: вы нам не нужны.

Наконец, господин спикер, позволю себе перейти к нашим двусторонним отношениям.

Как я сказала в понедельник, у нас был чрезвычайно простой подход к России: взаимодействовать, но с большой осторожностью. И я продолжаю настаивать, что полное прекращение диалога между Великобританией и Российской Федерацией не в наших национальных интересах.

Однако после столь возмутительного акта против нашей страны эти отношения должны измениться.

Поэтому мы приостанавливаем все, без исключения, запланированные двухсторонние контакты на высших уровнях между Россией и Великобританией. Сюда входит отзыв приглашения министру иностранных дел Сергею Лаврову посетить Великобританию с ответным визитом. Подтверждаю, что члены правительства — и, естественно, члены королевской семьи, не будут присутствовать на Чемпионате мира по футболу в России этим летом.

В заключении, господин спикер, мы применим целый ряд инструментов нашей системы национальной безопасности, чтобы противостоять угрозам со стороны враждебного государства.

Сегодня я рассказала о некоторых из этих мер, но члены парламента от всех партий должны осознавать, что некоторые из них не подлежат публичному оглашению по соображениям национальной безопасности. И, конечно же, есть другие меры, которые мы готовы развернуть в любое время, если нам придется столкнуться с дальнейшими провокациями со стороны России.

Господин спикер, ни одно из действий, которые мы предпринимаем, не направлено на нанесение ущерба законной деятельности или препятствование контактам между нашими народами. У нас нет разногласий с народом России, который на протяжении своей истории смог добиться множества великих достижений.

Многие из нас смотрели на постсоветскую Россию с надеждой. Мы хотели лучших отношений, и трагично, что президент Путин решил действовать так.

Но мы не будем мириться с угрозой жизни британцев и других людей на британской земле, исходящей от российской власти. Мы также не будем мириться с таким вопиющим нарушением международных обязательств со стороны России




Господин спикер, как я говорила в понедельник, Соединенное королевство противостоит российской агрессии не в одиночку. За последние 24 часа я поговорила с президентом (США Дональдом) Трампом, канцлером (Германии Ангелой) Меркель и президентом (Франции Эмманюэлем) Макроном. Мы договорились тесно взаимодействовать при ответе на этот варварский акт и координировать наши усилия, чтобы отстоять правила, основанные на международном порядке, который Россия пытается подорвать.

В ближайшие дни я также буду общаться с другими нашими союзниками и партнерами. И я приветствую поддержку, которые выражают наши партнеры в НАТО, Европейском союзе и за его пределами.

Позднее сегодня в Нью-Йорке Совет Безопасности ООН проведет открытые слушания, где мы будем добиваться решительного принятия ответных мер на международном уровне. Мы также уведомили Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО) о применении Россией нервно-паралитического агента. И мы с полицией работаем над тем, чтобы ОЗХО могла независимо проверить наши выводы.

Господин спикер, в Солсбери произошло не просто покушение на убийство — и не только преступление против Великобритании. Это оскорбление запрета на использование химического оружия. И это оскорбление основанной на правилах системы, на которую полагаемся мы и полагаются наши международные партнеры.

Мы будем работать с нашими союзниками и партнерами над тем, чтобы противостоять подобным действиям, где бы они не угрожали нашей безопасности — на родине или за рубежом.

Уважаемые члены Парламента, на этом позвольте мне завершить это выступление.