Выборы в Европарламент и Украина

В ЕС на прошлой недели прошли выборы в Европейский парламент, которые во многом определят будущее региона на ближайшие пять лет. Явка оказалась высокой — 51 процент избирателей.

Европарламент лишен законодательной инициативы, но без его одобрения законы не принимаются и он также имеет право вносить правки в законопроекты. Так было, к примеру, с газовой директивой, которую ЕП ужесточил из-за Северного потока-2.

Но в последние годы растет поддержка правых популистов и евроскептиков, которые выступают, среди прочего, за сближение с Россией. Их поддержка оказалась высокой в отдельных странах, но в целом по ЕС — ниже прогнозируемой. Проевропейские партии получили 80 процентов мест.




Как европарламент избирается

Юбилейные — Европарламенту исполнилось 40 лет — выборы проходили в течение четырех дней в 28 странах Евросоюза. 426 миллионов граждан ЕС выбирали 751 депутата. Это единественные в мире транснациональные выборы такого масштаба.

Несмотря на запущенный процесс Brexit, британцы также принимали участие в выборах. Лондон и Брюссель так и не договорились между собой об условиях выхода Британии из ЕС, поэтому британцы попросили об отсрочке с условием проведения евровыборов в своем королевстве.

Процедура предусматривает выборы только пропорционального типа, что предполагает методику либо списочного избрания партий, либо систему единого передаваемого голоса, когда голосование происходит за конкретных кандидатов, а не за партии.

Как объясняют в Европарламенте, это дает шанс быть избранными, в частности, небольшим партиям и отдельным кандидатам, что обеспечивает довольно широкий спектр политических позиций среди депутатов.

Распределение мест по странам учитывает численность их населения и следует принципу «дегрессивной пропорциональности». Это означает, что страны с малочисленным населением должны быть представлены меньшим числом депутатов, чем страны с большим населением.

Но в то же время каждый депутат «малой» страны должен представлять меньший процент населения, чем депутат «большой» страны. Подразумевается, что благодаря такому принципу малые страны имеют прочное представительство в Европарламенте.

Чем европарламент занимается

Наиболее видимый результат работы евродепутатов — это резолюции, которые не обязательны к исполнению. Но они отражают политическую позицию всего Европарламента, который является единственным органом, выбранным гражданами Евросоюза напрямую.

Что касается Украины, то позиция ЕП чаще всего оказывается намного жестче в своей критике действий России по сравнению с официальной позицией ЕС.

Так, в конце прошлого года евродепутаты приняли резолюцию, которая призывала закрыть порты ЕС для российских судов, если Москва не восстановит свободное судоходства в Керченском проливе. Также Европарламент регулярно призывает к большей поддержки Украины.

Законодательным органом Евросоюза является Еврокомиссия, но ее законы проходят через одобрение Европарламента, который может вносить свои правки. Именно здесь проявляется наибольшее влияние органа.

Одно из последних выжных решений, было принятие новой газовой директивы, усложнившей строительство газопровода Северный поток-2, который может оставить Украины без доходов от транзита.

Также Европарламент имеет влияние в финансовой сфере, ведь его согласие является необходимым для бюджетных расходов ЕС. Последним примером является четвертая программа макрофинансовой помощи для Украины объемом в один миллиард евро, утвержденная прошлым летом.

Сейчас же в ЕС обсуждают бюджетные планы на 2021-2027 годы. Утверждать конкретные цифры, в том числе и на помощь Украине, будет также Европарламент. И от соотношения политических сил и конкретных евродепутатов может зависеть, сколько средств, какой стране и на что выделено.

Результаты выборов в ЕП

В этом году избиратели проявили небывалую активность: в голосовании поучаствовала половина всех избирателей стран ЕС.

Эксперты говорят, что это связано с мобилизацией молодых избирателей, обеспокоенных флегматичной климатической политикой, а также с тем, что ЕС могут захватить нелиберальные националисты.

Вопреки опасениям, правым не удалось захватить Европарламент, но за них голосовали больше обычного: Марин Ле Пен победила во Франции, Маттео Сальвини — в Италии, идеолог Brexit Найджел Фарадж — в Британии.

Стоит отметить, что выступающие против ЕС силы по-прежнему разрозненны и неоднородны, и им будет трудно обрести серьезную власть. Между ними существуют разногласия по таким вопросам как Россия, региональная помощь и распределение мигрантов по странам ЕС.

Молодежь притормозила правых популистов в Германии, Австрии, Дании и Нидерландах. Они охотнее голосовали за социал-демократов и «зеленых».

Кроме того, вероятным главой Еврокомиссии станет немецкий политик Манфред Вебер. Его консервативная Европейская народная партия остается сильнейшей фракцией в Европейском парламенте.

Вебер обещает сделать все возможное, чтобы заблокировать Северный поток-2, поскольку он не преследует интересы ЕС. Политик также выступает с жесткой критикой в адрес России по ситуации в Керченском проливе.

Такие результаты выборов окажут влияние скорее на политику на национальном уровне, нежели на решения Европарламента в целом.

Теперь все партии начнут искать союзников, чтобы попытаться укрепить свои позиции, однако у них все равно не получится перестроить нынешний политический порядок, говорят эксперты.

Европейская народная партия и социал-демократы больше не смогут вдвоем формировать большинство в Европарламенте. Им понадобится поддержка либералов или «зеленых».

Вебер в этой связи уже обратился к последним: «Зеленые» — тоже победители этого вечера, поэтому они наши возможные партнеры. Надо вместе сесть и разработать проект на ближайшие пять лет».




Директор Европейского совета по международным отношениям Марк Леонард заявил, что, вопреки прогнозам, сдвига в сторону крайне правых или антиевропейских партий в масштабах всего континента не произошло.

Однако сокращение количества голосов, отданных, как он выразился, за «партии статус-кво», является «предостережением о том, что ничего как прежде уже не будет».

«Состав нового парламента будет в пользу проевропейцев, но это не означает, что у них есть мандат «делать то же, что и раньше», — говорит Леонард.